Промышленные теплицы

Войти  
Подписка 0
  • записей
    205
  • комментария
    573
  • просмотра
    115 153

Как отбирают землю у подмосковных крестьян

Войти  
Подписка 0
admin

444 просмотра

Объединившись, люди пытаются противостоять грабителям

Лозунг «Земля – крестьянам!» в новом тысячелетии вновь обрел свою актуальность. По всей стране полыхают битвы за земельные паи. И чем ближе наделы расположены к крупным городам, тем ожесточеннее войны, тем больше судебных исков и людей, пострадавших от земельных аферистов. Только в Подмосковье мошенники обездолили десятки тысяч крестьян.

Бывшая доярка сельхозпредприятия «Серп и молот» из Балашихинского района Подмосковья Валентина Белкина за свой земельный пай воюет уже 5 лет. Но выделить его в собственность и продать по настоящей рыночной стоимости – 10 тысяч долларов за сотку – женщина не может. В 2003 году представители столичного, теперь уже обанкротившегося, банка провели в деревне Пуршево спецоперацию. Скупили у пенсионеров права собственности на земельные паи вместе с акциями предприятия, переоформили его. В результате 180 человек, отказавшихся продавать свои доли, лишились земли и права голоса на собраниях учредителей хозяйства, поскольку в новое ЗАО уже не входили.

Земельная реформа

– Мы во все инстанции обращались. До Страсбурга дошли, но власти землю отдавать не хотят, хоть за вилы берись! – горячится бывшая доярка. – Ведь по закону земля наша, крестьянская.

В декабре 1991 года Борис Ельцин подписал указ «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы РСФСР». Имущество предприятий и колхозные земли были поделены в равных долях между членами этих коллективов. В стране появились 12 миллионов землевладельцев. Но на практике распоряжаться землей по своему усмотрению крестьяне не могли. Доли можно было либо вносить в уставной капитал вновь создаваемых хозяйств, либо выделять для ведения фермерского хозяйства. Последний вариант с треском провалился. Фермерское движение не стало массовым. Зато руководители сельхозпредприятий получили возможность бесконтрольно, а чаще при прямом участии местных властей распоряжаться землей.

В 2002 году вступил в силу закон об обороте земель сельхозназначения, стоимость земли под застройку к этому времени по всей стране увеличилась в разы. Между тем 99 процентов крестьян так и не успели, точнее, им не дали документально оформить в собственность паи. И в России начался массовый отъем земель у колхозников.

Рейдеры

В большинстве своем земельные рейдеры действуют по одной схеме, скупают свидетельства на паи вместе с голосами пайщиков. Вводят в состав правления колхозов своих людей, потом выделяют под застройку нужные участки.

– У нас-то вначале на всех столбах повесили объявления, что покупают доли по 50 тысяч рублей. То они никому были не нужны, а тут огромные деньги дают, – вспоминает бывшая работница совхоза «Серп и молот» пенсионерка Анна Малахова, участница трех сельскохозяйственных выставок. – Вот нас 50 старух в автобус посадили и повезли к нотариусу. Он заставил подписать какую-то бумагу. А через год я узнала, что я теперь не состою в хозяйстве. Меня теперь даже на порог правления не пускают. Говорят, что не имею права голоса.

Между тем, купленные таким образом доверенности на право голосования на общем собрании акционеров позволили скупщикам присвоить закрытое акционерное сельскохозяйственное общество (ЗАСХО) «Серп и молот» как имущественный комплекс. 15 февраля 2006 года по данному факту было возбуждено уголовное дело

№ 248506 по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). Но в какой стадии находится расследование сегодня, бывшим учредителям хозяйства никто не сообщает.

Бизнес-планы

– Откуда старики тогда могли знать, что отбирают у них и землю и хозяйство, – вздыхает бывший агроном «Серпа и молота» Мария Журова.

На поле, расположенном возле пуршевского кладбища, ветер клонит к земле пожухлую траву. Серо-зеленые волны бегут вдаль к дороге, по которой словно маленькие разноцветные жуки ползут автомобили.

– Здесь мы с коллегами хотели выделить свои земельные паи для крестьянско-фермерского хозяйства, – объясняет Журова. – Даже бизнес-план составили. Ведь это неправда, что на подмосковных землях заниматься сельским хозяйством невыгодно. К тому же я профессионал. 17 лет агрономом отработала – знаю что к чему.

Впрочем, по ее словам, сейчас любой подмосковный аграрий должен знать юриспруденцию. Без нее ни животноводством, ни растениеводством заниматься не дадут. Потому что земля стоит слишком дорого, и заполучить ее хотят многие.

– Мы хотя бы застройки этой земли не допустили, – вздыхает бывший агроном. – И еще есть надежда, что отвоюем себе земельные паи. У соседей ситуация еще хуже. Там застройка вовсю идет.

Первомайский погром

Соседи – пайщики тепличного комбината «1 Мая», расположенного возле МКАД. С их хозяйством земельные агрессоры разобрались очень быстро.

– В июне 2005 года приехали полсотни молодцов в черных масках и давай крушить молотками теплицы. Там огурцы росли. Хороший урожай был! – рассказывает Ирина Рудаева. – Так они все разломали и уехали. И никто им не мешал.

Сейчас в том месте, где были теплицы и пруд, строятся многоэтажки. Рабочие в синих спецовках таскают мусор, а на красных кирпичных стенах еще несданных домов висят растяжки с номерами телефонов, по которым можно узнать стоимость квартир.

– Теплицы – это имущественные паи. Но свои земельные доли мы в уставной капитал предприятия «1 Мая» не вносили! Но тогда по какому праву нынешний директор Золоторев распоряжается нашей землей? Почему ее тоже застраивают? – поднаторевшая в судебных боях за свою земельную долю пенсионерка Зинаида Хлопова показывает учредительные договора 1993 года. Постепенно встреча с обманутыми землевладельцами превращается в несанкционированный митинг. Шум, крик, гвалт. Каждый хочет высказаться. У всех наболело.

– Новое руководство не только землю не дает, оно людей, которые по 20 лет проработали в совхозе, выселяет из домов!

Пока мы едины…

Впрочем, руководители хозяйства от комментариев отказываются. Зато выясняется, что в учредителях «1 Мая» ходят те же люди, что присвоили себе и ЗАСХО «Серп и молот».

– Михалев и «Внешагробанк», – вздыхает Журова. – Но это я чуть позже выяснила, а вначале думала, что только в нашем хозяйстве такой беспредел творится. Стала обзванивать другие колхозы, чтобы узнать, как у них эта проблема решается. Оказалось – то же самое: крестьянам землю не дают, а рейдерам везде горит зеленый свет. Захватывают поля, а потом начинают их застраивать.

Со звонков Журовой началось объединение подмосковных крестьян в свою организацию, которая отстаивает их права на землю.

– Вначале мы просто выходили на совместные акции, – рассказывает женщина. – Например, пострадавшие от рейдеров в Одинцовском районе устраивают пикет. Мы из Балашихинского района едем их поддержать. Затем они – на наш митинг. Но вскоре стало понятно, что бороться с рейдерами и чиновниками нужно не только на площадях, но и в судах. Стали привлекать адвокатов. А в 2005 году зарегистрировали общественное движение «Крестьянский фронт».

Сейчас в организации, по словам Журовой, состоит 10 тысяч человек. Главный офис движения находится в Большом Харитоньевском переулке. Это две маленькие комнаты. Первая – совещательная. В ней с трудом помещается стол и пять стульев. Вторая – рабочая. Эта побольше – с тремя компьютерами и полками, заставленными папками с названиями хозяйств и жалобами крестьян на нарушение земельных прав. Если судить по этим названиям, то в Подмосковье нет ни одного района, где бы не орудовали рейдеры.

В селе Слобода Клинского района коммерсант, пытающийся захватить земли местных жителей, подделал более сотни подписей. По этим липовым документам получается, что предпринимателю продали свои паи даже два десятка мертвецов, умерших еще до оформления сделки.

В Красногорском районе ветеранам подарили подарки на 9 Мая и заставили расписаться в бумагах. В результате все остались без земли. В Одинцовском районе в войне за земельные паи были убиты руководители нескольких хозяйств, посмевшие противостоять рейдерам.

По данным Министерства сельского хозяйства РФ, в период с 2000 по 2005 год только в Московской области у 248 сельскохозяйственных предприятий произошла смена собственника.

– Однако если судить по обращениям граждан, то мы увидим, что в большинстве случаев эта «смена собственника» происходила по одинаковым «рейдерским схемам», – объясняет Журова. – И цель у всех рейдеров одна – перепродажа земли под застройку.

По словам Журовой, сейчас крестьяне поняли, что земля – это не пустой звук, и стали более активно бороться за свои права. Вот только суды не хотят вставать на защиту их интересов.

Источник: «Родная газета»


Войти  
Подписка 0


0 комментариев


Нет комментариев для отображения

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас