Jump to content
ЛиС ФИТО
Sign in to follow this  
Робот

Жители Шымкента стали массово отказываться от развития теплиц

Rate this topic

Recommended Posts

Жители микрорайона Асар стали массово отказываться от развития теплиц.

Главная причина отказа — высокие цены на воду. Один кубический метр питьевой воды фермерам здесь обходится в 137 тенге, а техническая вода для полива отсутствует уже несколько лет. Таким образом содержание парников становится нерентабельным. Теперь жители микрорайона бросают теплицы, в которые вложили средства и время и приступили к разведению скота.

vlcsnap-2018-07-23-18h41m45s77.jpg

Сегодня жителям микрорайона Асар, что рассчитывали поднять благосостояние семьи трудясь в теплице, в пору подсчитывать ущерб. Из-за отсутствия поливной воды уже несколько лет они вынуждены выращивать овощи, поливая саженцы питьевой водой, что для фермеров влетает в копеечку.

vlcsnap-2018-07-23-18h42m43s126.jpg

«Мы многого не просим. Только дали бы нам техническую воду. А так жалоб нет. Дали бы воду для полива пусть по 56 тенге по 60 как было раньше, больше ничего не нужно. Но по 137 тенге за куб это очень дорого. Пусть скинут цену. Раньше так и было. Мы техническую воду пить не собираемся, будем использовать только для полива. Здесь же нет ни арыков, ни канала», — жалуются асаровцы.

Теперь, не дождавшись урожая с участка, жители микрорайона поголовно начинают заводить скот. Реализовать то, что удалось вырастить, надежд мало. При таких издержках производства, продукция асарских фермеров на шымкентском рынке не конкурентоспособна.

«К нам на рынки с Узбекистана завозится очень много дешёвой сельхозпродукции: зелень, огурцы и многое другое. Из-за бесплатной воды у них и продукция дешевая, а мы, заплатив за воду и за другие расходы, не можем продавать по такой низкой цене и остаёмся банкротами», — объясняют свое нежелание заниматься теплицами асаровцы.

Как говорят жители микрорайона, неудачный опыт выращивания овощей повлёк за собой другую проблему. Теперь, разорившись, многим из них проблематично стало выплачивать ипотеку. Но и из этой ситуации жители Асара, многие из которых переселились несколько лет назад с Узбекистана, пытаются найти выход.

«Все выплаты делаем за счёт пенсий стариков. Есть и такие, на кого уже за невыплаты подали в суд. Мы помогаем своим соседям, таким же репатриантам, расплатиться с ипотекой. Мы, переехавшие из Узбекистана, знаем, что такое единство», — говорят жители Асара.

Сотрудники Шымкентского акимата рассказали, что с проблемой жителей Асара знакомы и уже в ближайшее время вопрос может решиться.

Нұрлан Жаманкөзов, исполняющий обязанности заместителя руководителя управления энергетики и ЖКХ Шымкента: «У нас на территории микрорайона Асар работает КСК «Асар Су Сервис». Они подают техническую воду. Эта компания уже зарегистрировала тариф в антимонопольном комитете. Теперь руководство КСК вышло на нас с письмом с просьбой рассмотреть и утвердить тариф на подачу воды».

Если верить заверениям чиновников, проблема с поливной водой у жителей микрорайона Асар будет решена уже в сентябре, к осеннему сбору урожая.

Ссылка на источник

Edited by Редактор

Share this post


Link to post

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Sign in to follow this  

  • Similar Content

    • By Редактор
      Голландская Food Ventures, несмотря на проблемы, всё же строит первый в Казахстане тепличный комплекс пятого поколения

      Главный исполнительный директор Food Ventures и по совместительству менеджер по строительству тепличного комплекса Green Capital Kazakhstan, Дирк Алевен, в интервью abctv.kz рассказал о новом проекте, реализуемом в Актобе, а также о проблемах, с которыми столкнулась компания на начальном этапе, и почему объект нельзя ввести в эксплуатацию сразу в полном объёме, хотя инвестиции позволяют это сделать.
      – Г-н Алевен, чем вас привлёк Казахстан?
      – В последнее время в Казахстане бурно развивается агропромышленный комплекс, и это нам интересно. Наша страна – второй по величине экспортёр продовольствия в мире после Соединённых Штатов. Поэтому мы заинтересованы в сотрудничестве в сфере АПК и хотим внедрять современные технологии в этот сектор.
      В Голландии очень высокотехнологичные тепличные комплексы, которые мы хотим строить в Казахстане.
      – Расскажите о своём проекте строительства теплицы Green Capital Kazakhstan.
      – До Актобе мы подобные проекты реализовывали в Грузии и Украине. Наша компания выбрала именно эти страны, потому что рядом находились рынки сбыта. Традиционно раньше Голландия была поставщиком сельхозпродукции в Россию.
      После ввода санкций со стороны США и ЕС против Российской Федерации мы поняли, насколько это болезненно отразится на нашем бизнесе. Понятно, что каждая независимая страна хочет иметь свою независимую цепочку поставки продуктов питания. Грузия, Украина и Казахстан – это страны – импортёры сельхозпродукции, особенно в зимнее время. Два года назад наша компания начала поиск партнёров в Казахстане. Когда мы пришли в Актобе, то были намерены соинвестировать свои средства совместно с местными партнёрами.
      – Столкнулись ли вы с какими-либо проблемами, продвигая свой бизнес в Казахстане, а именно в Актобе?
      – И в Украине, и в Грузии ряд проблем такой же, как и в Казахстане. Но если бы Казахстан провёл хотя бы часть реформ, прошедших в Грузии, страна могла бы стать членом ОСЭР в течение пяти лет. Для получения разрешения на строительство тепличного хозяйства в Грузии потребовалось 14 дней и пять тысяч евро. В Актюбинской области Казахстана – пять месяцев и 100 тысяч евро. В 10 раз дольше и в 20 раз дороже.
      – Сейчас в Казахстане существует проектный офис Protecting Business and Investments, который создан для защиты инвесторов от коррупции. Туда обращались?
      – Да, мы обратились в проектный офис и в областной акимат. И только после этого всё сдвинулось с места. Если бы этого обращения не было, то мы так бы и находились на нулевом уровне. Не только наша Food Ventures столкнулась с такой проблемой, но и многие другие компании. Мы тогда не знали, что существует проектный офис Protecting Business and Investments. Теперь же в ходе реализации проекта мы получили значительную поддержку местных властей, в частности в вопросах подведения автомобильной дороги и газоснабжения.  
      – С какими партнёрами вы реализуете проект?  
      – Это казахстанская компания Silk Road Agriculture growth Fund. Проект финансируется корпорацией «КазАгро» и венгерским Эксимбанком. В строительство Green Capital Kazakhstan также и голландская Food Ventures вложит 20 миллионов евро (50 процентов от стоимости проекта). На сегодня в строительство теплицы инвестировано уже около 20 миллионов евро, в следующем году планируется вложить ещё около 10 миллионов евро.
      – Вы же будете и управляющей компанией?
      – Приобрести технологию может любой заказчик. Но, поверьте, это не самое главное. Отличие нашей компании от других – это управление тепличным хозяйством. То есть мы и инвестируем, и управляем. Наша компания имеет опыт менеджмента в части управления рисками.
      – Что будет представлять собой тепличный комплекс?
      – Под его строительство, которое уже ведётся, выделен земельный участок 57 гектаров. 20 гектаров отводится непосредственно под производственные площади. На первом этапе в марте-апреле 2019 года будет введена в эксплуатацию секция на площади пять гектаров. Затем ещё три секции по пять гектаров каждая. Проблем с инвестициями нет. Но если ввести в эксплуатацию сразу все 20 гектаров, то возникнет проблема найма сотрудников.
      – То есть нанять рабочих – это проблема?
      – В тепличном комплексе Green Capital Kazakhstan будут работать по проекту 200 человек. Но их трудно найти. Есть вопросы к среднему техническому образованию. Ведь не каждому человеку нужен академический диплом. Ему необходимо хорошее технологическое образование. Поэтому в теплицах работают специалисты из Украины, Грузии и так далее. А могли бы эти рабочие места занять местные казахстанские специалисты. Знаете, у нас в Голландии квалифицированный рабочий очень ценится.
      – В Казахстане уже есть ваши комплексы?
      – Это наш первый проект на территории вашей страны. Актюбинская область привлекает нас дешёвым газом, хорошим климатом и близостью к России. Важно то, что применяемая здесь высокая технология тепличного комплекса является самой последней моделью – пятым поколением в данной отрасли. В Голландии лишь одна теплица работает по этой системе.
      – Насколько в Нидерландах развито тепличное хозяйство?
      – В Голландии тепличные комплексы занимают площадь свыше шести тысяч гектаров. Население Нидерландов практически сопоставимо с населением Казахстана – там проживают более 17 млн человек. Однако территория королевства в 65 раз меньше нашей страны. Благодаря современным технологиям Нидерланды полностью обеспечивают себя сельскохозяйственной продукцией. Голландский АПК производит её в пять раз больше, чем потребляет. То есть 80 процентов уходит на экспорт: Германия, Великобритания, другие страны. До санкций одним из крупных импортёров была Россия. В бизнесе важно быть конкурентоспособным и высокотехнологичным. В нашей маленькой стране таковым является АПК. Владельцы теплиц получают большие урожаи. Это стимулирует или даже вынуждает предпринимателей выходить на внешние рынки. Всё вполне логично.
      – Сколько жителей Нидерландов задействовано в АПК?
      – Четыре-пять процентов от экономически активного населения.
      – В Казахстане проблемы перепроизводства тех же томатов пока нет. Скорее даже существует фактор дефицита в зимнее время.
      – Знаете, я заметил, что в вашей стране владельцы теплиц при урожайности 50 процентов от возможной имеют очень большую прибыль. Они очень хорошо живут с такой маржей. Здесь ещё не пришли к такой ситуации, когда при низкой прибыльности и высокой конкуренции придётся думать об эффективности и увеличении урожайности. Многие считают, что получать 40 килограммов томатов с одного квадратного метра – это очень хороший результат. Но на самом деле урожайность можно довести до 80 килограммов с квадратного метра.
      Семён Данилов

      Источник: https://abctv.kz/
    • By Редактор
      Экспорт и перекупщики довели стоимость килограмма огурцов до цены мяса. Удорожания овощей к зиме, уже ставшего традиционным, оказывается, можно было избежать.
      Минсельхоз реализует десятки различных программ в помощь сельскому производителю. Несколько лет назад для решения проблемы дефицита и дороговизны овощей активно субсидировалось тепличное хозяйство.
      С 1 января 2019 года реализуется новая схема субсидирования семеноводства. Фермеру компенсируется закуп элитных семян, а в конце года, после сбора урожая, 30% от их стоимости он должен вернуть в Аграрную кредитную корпорацию.
      Свое — на экспорт, чужое — на прилавки
      Что выйдет из этой затеи, рассказал заведующий отделом технологии и семеноводства Казахского НИИ плодоовощеводства Бахытбек Амиров.
      — Почему при миллиардных субсидиях в тепличное хозяйство мы всю зиму ели огурцы по 1 200 тенге за килограмм, практически по цене мяса?
      — Насколько я знаю, большие промышленные теплицы свою продукцию в основном экспортируют. И в основном в Россию. Им выгодно поставлять овощи по гарантированным контрактам. А выходить на неорганизованные мелкие рынки невыгодно — есть риск потерь. Причем когда я говорил с одним агрономом, экспортные цены на самом деле не такие высокие.
      Почему же тогда овощи нам с вами обходятся так дорого? Потому что на прилавки их поставляют мелкие хозяйства. Они сами несут свои затраты, без каких-либо субсидий.
      И на всю эту бумажную волокиту у них нет ни времени, ни желания. Они выживают как раз за счет высоких цен для конечного потребителя. По официальной информации, в Казахстане 1,5 тыс. гектаров тепличных хозяйств. Из них промышленных максимум 200 га. Остальные — частные мелкие теплицы, сосредоточенные в основном на юге страны. 1100-1200 гектаров в Туркестанской области. Юг тоже отправляет овощи на экспорт, даже с полей собирают оптовые покупатели.
      — Так вот почему мы в итоге едим китайские огурцы без вкуса и запаха?
      — Да, плюс узбекские и кыргызские овощи. И еще неизвестно, какого качества импортируют в Казахстан. Лет 10-12 назад можно было говорить об их экологичности. А сейчас ядохимикатами в целях экономии расходов поля заливают все фермеры. В тепличном хозяйстве много проблем — болезней и вредителей. А чтобы с ними бороться, используется только химия. Дорогостоящие биологические методы не всем по карману Хотя и говорят про экологически чистый казахстанский бренд, ничего подобного. Многие крупные хозяйства, которые могли бы использовать биометоды, и то еле-еле могут себе это позволить.
      Ценовой сговор
      — Ценового сговора между поставщиками овощей нет, на ваш взгляд?
      — Есть. И он занимает не самое последнее место в причине дороговизны овощей. Большую маржу накидывают посредники. Простой производитель немного зарабатывает на своем труде, его просто не пускают к конечному потребителю. Были случаи, когда даже угрожали. Один мой знакомый фермер рассказывал несколько лет назад, как поехал сдавать на алматинский рынок «Алтын Орда» целую машину капусты
      За каждый килограмм с него потребовали 12 тенге. Пришлось вернуться обратно. Эту систему посредников нужно тоже постепенно выдавливать. Они ничего не вкладывают в развитие аграрного сектора. Есть такие, кто для хранения продукции открывают базы с промышленными холодильниками, но большинство нет.
      Договорился — выкупил, договорился — сдал. Что касается самих фермеров, на примере одного хозяйства в Чингильдинском массиве Алматинской области мы посчитали себестоимость производства. Площадь поля 80 гектаров на открытом грунте была засеяна разными культурами. Использовалось капельное орошение. Так вот, наши расчеты показали, что при отличном урожае того же лука — 50 тонн с одного гектара и реализации по 40 тенге за килограмм — фермер получит 2 млн тенге с гектара
      А для покрытия всех расходов нужно 2,5 млн тенге. Потому что только на воду за сезон он потратил 800 тыс. тенге, 350-400 тенге — на семена. А еще требовалось оплатить работу трудившихся в хозяйстве. То есть видите, что даже идеальный сезон не гарантия выйти в плюс. Благо, ему каждую весну помогал родственник. А в одиночку он явно не смог бы продолжать сеять. И это крупный производитель. Мелкие стараются не нести лишних затрат на наем рабочей силы, закуп техники и пр., они используют 2-3 гектара земли и труд своих близких.
      Субсидии ради субсидий
      — А какие вообще суммы субсидий?
      — В последние годы гектарные субсидии на овощеводство вообще отменены. Раньше были, и то каждый регион сам определял, какую культуру будет субсидировать и в каком объеме. Многие фермеры сеяли, допустим, тот же лук только ради самого посева, не снимая потом урожай. Потому что субсидии давались за сам факт посева. Приезжали к нам фермеры из Восточного Казахстана, просили семена. Мы говорили, что в их регионе эта культура расти не будет. Вот так и узнали, что сразу после получения денег поля забрасывались. Так какой толк от этих государственных трат? Урожая-то нет
      Сейчас субсидии дают только на семена, воду, удобрения и ядохимикаты. И это жестко контролируется. Даются сертифицированные семена, а в конце года, после сдачи урожая, 30% от их стоимости нужно отдать государству. Посмотрим в конце года, как сработает эта затея. Но как человек, много лет отдавший этой сфере, скажу, что ничего толкового из нее не выйдет. Еще одна проблема — субсидирование связали с электронной картой. Земля хозяйства по расположению и площади должна соответствовать GPS-съемке. Если нет соответствия ранее оформленным документам, субсидии не получишь. Во многих старых хозяйствах это стало настоящей проблемой, теперь нужно согласовывать имеющиеся документы и делать все эти замеры. А это дополнительные расходы. Как думаете, подешевеют овощи на прилавках при наличии таких проблем в овощеводстве?

      Источник: https://kokshetau.asia/
    • By Редактор
      Фото автора Сейчас у Юрия Малахова из поселка Новознаменское Башмаковского района горячая пора: созревают огурцы. Торговля ими будет продолжаться до середины июля, пока не поспеют овощи на приусадебных участках горожан.  

      Юрий Иванович с женой выращивает более 10 тонн огурцов, которыми торгует в Башмакове, снабжая весь район. И так продолжается уже более десяти лет. Оранжерея Малаховых —  самая большая в районе. Конечно, есть там и парники, но они,  как говорится, не в счет.

      Приобщился к оранжерейному бизнесу Юрий Иванович почти случайно. Был он обычным фермером. На старом тракторишке пахал землю, занимался растениеводством. Однако, чтобы оставаться на коне, требовалось поменять технику на более производительную. Средств не было. Вот и решил он овладеть самым доступным на селе способом заработать деньги — выращивать тепличные овощи. Начинал путем проб и ошибок. За то теперь в районе его называют огуречным бароном.
      До седьмого пота
      Теплица Малаховых (550 квадратных метров) занимает почти весь двор. Работа в ней идет с утра до вечера практически круглый год.

      — Люди еще Рождество празднуют, а мы уже рассаду высаживаем, — улыбается Юрий Иванович. — Шутка ли — 1200 корней!  

      «Фабрика» по производству овощей — сложный организм. Чтобы получить урожай,  приходится учитывать множество факторов: температуру почвы и воздуха, влажность, освещенность, качество семян. Чтобы не зависеть от перепадов напряжения и подачи газа, в оранжерее смонтированы дублирующие энергосистемы. 

      — А как же иначе, — говорит хозяин. — Даже легкий морозец может враз загубить весь наш труд. Зимой ночами не спим. Следим за температурой. 

      А еще нужно ежегодно менять грунт и следить за сложной системой полива. В общем, приходится попотеть. Причем в прямом смысле, ведь иной раз в теплице не продохнешь… 
      Золотая жила
      В год оранжерея приносит Малаховым миллион рублей. Десятая часть вырученных средств уходит на оплату газа, еще немного — на электричество. Немало денег требуют покупка удобрений, семян, текущий ремонт, транспортировка урожая и так далее. И,  в общем, остается… Остается вполне приемлемая сумма, заработать которую в селе другим способом почти нереально.
      А раз так, то почему другие не берут пример с трудолюбивой семьи? 
      — Может, лень-матушка? — пожимает плечами Юрий Иванович.

      Действительно, сколько было писано-переписано, что теплицы на селе — самый верный способ заработать.  

      В свое время, чтобы помочь постичь оранжерейную науку, областной минсельхоз предлагал людям бесплатные обучающие семинары, а также средства на покупку теплиц. Даже были налажены связи с томатной столицей России — крупнейшим селом Поволжья Кинель-Черкассы Самарской области. Там огромные оранжереи почти в каждом дворе, они занимают площадь в 15 гектаров.

      Поначалу воодушевленные пензенцы рьяно взялись за дело. Но в последние пять лет количество площадей, занятых под теплицы, почти не растет, остановившись на отметке в 33,2 гектара. 

      Надуманная утопия 
      Почему? Отговорки найдутся всегда. Например, что конкурировать с дешевыми привозными южными овощами, заполонившими магазины, себе дороже. 

      Однако опыт тех же Кинель-Черкасс говорит об обратном. Будучи там не единожды, я слышал, как местные тепличники уверяли, что их урожай скупается еще на корню и проблем с реализацией, как правило, не возникает. А что,  в Самарскую область, схожую с нашей по климатическим условиям, не завозится импорт? Просто выращенные без всякой химии нежные на вкус и аппетитные по виду огурцы и помидоры куда привлекательнее заморского, не пойми где выращенного товара. 

      Нежелание работать объясняют и дорожающим газом. Мол, на одном отоплении разоришься. 
      Вроде бы резонно. Только вот затраты на обогрев, как уже говорилось, составляют всего десятую часть от доходов. А если топить дровами, как это делается в половине самарских оранжерей, то и вовсе стремятся к нулю. Тем более что с этого года собирать валежник в лесах закон не запрещает.

      Что касается средств на развитие, то и здесь проблем нет. Например, при серьезности намерений, представив перспективный бизнес-проект, можно получить грант до 1,5 миллиона рублей. Это, например, помогло Ильдару Хальметову из села Евлашево Кузнецкого района существенно увеличить оранжерейные площади, доведя их до 1150 квадратных метров. Теперь в своей теплице он выращивает не только рассаду, но и овощи.
      Парник для бизнеса
      В нашей области производством овощей в закрытом грунте занимаются в основном крупные хозяйст
      ва. Самая современная теплица находится в Шемышейском районе. В ней растения укореняются в специально подготовленном торфе с применением биопрепаратов методом гидропоники. 

      — Процесс выращивания компьютеризирован и идет конвейерным способом, — рассказывает хозяин теплицы Дмитрий Грибаков. — Вмешательство человека минимально.

      В чудо-теплице продумано все до мелочей. Даже лампы работают таким образом, чтобы растение для роста получало строго нормированное количество света. Такой подход к делу выводит теплицу на хорошую рентабельность. 

      Конечно, многим о подобной теплице приходится только мечтать. Но приблизиться к достойным результатам возможно. 

      Вот, например, Юрий Малахов уверен, что потенциал его оранжереи далеко не исчерпан.
      — Хочу снимать в теплице по два урожая, — говорит он. — Чтобы она приносила доход в осенне-зимний период.   

      Добиться этого непросто. Приходится экспериментировать с сохранностью зеленого продукта: применять шоковую заморозку, погружать огурцы в углекислую среду. Пока все мимо. 
      Кстати, об использовании химии речи не идет. Во-первых, Малахов не хочет подводить своих покупателей, привыкших к качественной продукции, а во-вторых, применение любых препаратов повышает себестоимость, что делает выгоду весьма сомнительной... 
      — Я упертый и добьюсь своего, — уверяет Юрий Иванович. 

      И все же почему, несмотря на явную выгоду, в Сурском крае тепличный бизнес буксует? 

      Интересное мнение по этому поводу я услышал в Кинель-Черкассах:
      — Так сложилось, что наши края крепостное право обошло стороной, — сказал глава местной администрации. — Люди здесь селились толковые, привыкшие работать на себя. С тех пор так и идет.

      Как говорится, без комментариев…   Цифры
      Каждый житель нашей страны ежегодно потребляет овощей и фруктов 87,6 кг, из них только 13 кг выращено в теплицах: 5 кг — в России, 8 кг — за рубежом (голландская клубника, иранские огурцы, турецкие томаты, израильская зелень).

      * По данным ассоциации «Теплицы России»
      https://pravda-news.ru/
Пользовательский поиск





×
×
  • Create New...