Перейти к содержимому
ЛиС ФИТО
Войти  
Робот

Правительство Киргизии намерено развивать тепличный бизнес

Оцените эту тему

Recommended Posts

1C979863-080C-4662-9FBE-FE9C70DBBECF_mw1

Премьер-министр Темир Сариев проинспектировал теплицы в Ошской области. По итогам поездки он рекомендовал распространить местный опыт по развитию тепличного бизнеса по всему Кыргызстану.

Количество теплиц в Ошской области за последние два года резко увеличилось - со 100 до 270. Однако фермеры жалуются на кабальные условия, на которых выдаются кредиты для открытия теплиц.

Житель села Отуз-Адыр Кара-Сууйского районаАбдыманап Алдаяров построил теплицу менее года назад, однако уже начал получать первые урожаи. На гектаре земли сейчас растут помидоры, огурцы, болгарский перец:

- Урожай выходит хороший. Например, с куста можно смнять 3-5 килограмма помидоров и более 5 килограммов огурцов. Весной может быть еще больше. За собранный в декабре урожай я выручил более 4 миллионов сомов, даст бог, эта сумма будет только расти. Конечно, расходов этот бизнес тоже требует. Сейчас я выплачиваю кредит в 10 миллионов сомов, взятый на строительство теплицы. Еще нужно платить зарплату рабочим, покупать семена и саженцы, обеспечивать отопление. Вырученные сейчас деньги уходят на эти цели.

Общее количество теплиц в Ошской области составляет 268, только в Кара-Сууйском районе их открыто 137. Большинство таких объектов функционирует в Араванском районе.

Специалисты связывают развитие тепличного бизнеса с неплохими доходами, трудностями занятия традиционным земледелием и меньшей выручкой. Однако этот вид предпринимательства тоже имеет свои риски, о которых рассказал араванский фермер Ыктыяр Ахмедов:

- Собранный в прошлом году урожай овощей и фруктов продали по не очень выгодной цене, потому что стоимость их снизилась, они подешевели. Поэтому расходы на окупились. В текущем году такие риски тоже имеются, поскольку все зависит от рынка. Если все вновь подешевеет, то фермеры и крестьяне обанкротятся, либо все может произойти с точностью наоборот. Хотя надо признать, что отношение к теплицам изменилось, другие крестьяне и фермеры тоже переходят на этот бизнес.

Глава правительства Темир Сариев на прошлой неделе посетил Ошскую область и осмотрел несколько тепличных хозяйств. Он призвал фермеров побольше открывать подобных хозяйств по всей стране. По мнению премьера, именно тепличный бизнес может выиграть от членства Кыргызстана в Евразийском экономическом союзе и приносить стране доходы:

- Араванский район должен выйти на первое место по количеству теплиц в Ошской области, которая, в свою очередь, должна стать первой в стране по этому показателю. Зимой дни теплые, земля здесь плодородная. Мы должны работать в этом направлении, поскольку доходы от тепличных хозяйств в 10 раз больше, чем от обычного земледелия. Крестьяне и фермеры могут дважды в год собирать урожай как овощей, так и фруктов. Появятся рабочие места, будут уплачиваться налоги, улучшится жизнь населения.

Однако многие крестьяне и фермеры недовольны сложностями с экспортом продукции за рубеж, хотя министр сельского хозяйстваТурдуназир Бекбоев заверил в росте экспорта продукции предстоящей  осенью:

7DF08143-8DB5-4941-8290-3BB50C80202D_w26Фруктовый рынок Бишкека

- Наши земледелы не смогли продать урожай овощей и фруктов за рубеж в прошлом году, потому что только в ноябре мы стали полноправными членами ЕАЭС. Только после этого появилась возможность экспортировать продукцию в Россию и Казахстан. Казахстанский город Тараз в 2016 году примет сельскохозяйственную ярмарку стран союза, мы создадим нашим крестьянам и фермерам условия для продажи своей продукции. Даст бог, экспорт наладится в текущем году.

Правительство Кыргызстана планирует увеличить количество теплиц и логистических центров в южных областях, ради чего готово выделить крупные средства из 15 миллиардов сомов, заложенных на сельскохозяйственные проекты. Средства планируется выделить крестьянам и фермерам на пять лет с годовой отсрочкой выплат.

Помимо этого Кыргызско-российский фонд развития (КРФР) заложил 1,2 миллиарда сомов на развитие малого и среднего бизнеса. Фонд готов выдавать кредиты с 12-процентной ставкой желающим наладить тепличный бизнес.

Более 100 предприятий и фирм получили эти кредиты через государственные «РСК Банк» и «Айыл Банк». Однако условия выдачи кредитов вызывают немало жалоб от населения.

«Согласно требованиям банков, кредиты выдаются не напрямую - просителям, а фирме или предприятию, которое строит теплицу. Пока они получат деньги, придут к клиенту и договорятся, пройдет очень много времени. В нашем же районе таких фирм нет. Если кредиты выдавались бы самим просителям, то они быстрее построили бы эти теплицы», — говорит владелец теплицыХамракул Жаныкулов из Араванского района.

Темир Сариев на выездном совещании в Оше поручил упростить процедуру открытия и строительства теплиц, а также построить логистические центры во всех регионах страны.

Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Российские бизнесмены хотят построить теплицы в Киргизии

 
Представители киргизских и российских предпринимательских сообществ обсудили особенности ведения бизнеса в Киргизии
 

Преимущество производящейся в Киргизии сельскохозяйственной продукции в том, что она является экологически чистой. Об этом заявил президент Торгово-промышленной палаты Киргизской Республики Амангельди Давлеталиев сегодня, 24 мая, выступая на киргизско-российском бизнес-форуме.

 

По словам чиновника, многие страны готовы платить большие деньги за подобные продукты. «Сейчас проблема в том, чтобы обеспечить поставки в нужных объемах и в нужные регионы России. Нам важно для этого развивать перерабатывающую промышленность, потому что сезон очень короткий, и в свежем виде доставить всю продукцию не удается. Важно ее переработать, сохранить и поставлять уже в течение всего года», — добавил он.

 

Глава Торгово-промышленной палаты отметил, что для того, чтобы страна смогла занять свою нишу на рынке Евразийского экономического союза, необходимо создать единый логистический центр для экспорта продукции. «Потенциал огромный, но он не реализуется, потому что мы не можем сейчас организовать большие партии товаров и соответствующие объемы. Для этого необходимо укрупнять сельское хозяйство. У нас очень много мелких фермерских хозяйств, но каждый не может сам со своими мешками или коробками ехать на большие рынки», — пояснил он.

 

В свою очередь торговый представитель России Валерий Латыпов сообщил о том, что предприниматели из Омской области изъявили желание организовать несколько тепличных хозяйств на территории Киргизской Республики. «Если мы построим теплицы в Киргизии, то продукцию нужно как-то использовать. Это будет способствовать экспорту, что даст возможность увеличить товарооборот между нашими странами», — заявил он.

 

В октябре 2015 года премьер-министр Киргизии Темир Сариев поручил руководству Министерства сельского хозяйства и мелиорации начать вносить изменения в структуру посева сельхозкультур в соответствии с потребностями местного рынка и рынков стран-участниц Евразийского экономического союза, внедрять новые технологии и обеспечить постройку не менее 500 теплиц в течение 2016 года.


 ИА REGNUM.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Хоть бы один журналист сказал, какова площадь одной теплицы? О чем вообще речь?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

 

В Кыргызстане общая площадь теплиц составляет 65 гектаров. Об этом на форуме «Аграрный сектор: кадры, инновации, перспективы» сказал генеральный директор «Агрохолдинга Жашыл Чарба» Тилек Токтогазиев.+

«В Кыргызстане не развито тепличное производство, из-за этого мы не можем обеспечить себя овощами вне сезона. Всего по республике общая площадь теплиц составляет 65 гектаров. К примеру, в Турции теплицы занимают 26 тыс. га, в Испании – 52 тыс. га, в Израиле – 42 тыс. га. Думаю, основная проблема – это неинформированность фермеров о данном виде производства», – сказал Токтогазиев.

Ссылка на источник

Изменено пользователем Редактор

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Тилек Токтогазиев о настоящем и будущем тепличного бизнеса в Кыргызстане

 

Тилек Токтогазиев о настоящем и будущем тепличного бизнеса в Кыргызстане

Наш собеседник − интеллигентный Тилек Токтогазиев, глава агрохолдинга «Жашыл Чарба», понимающий душу растений и ратующий за гармоничное сосуществование с природой.

— Почему, имея образование по международным отношениям, вы выбрали работу, связанную с агробизнесом?

— Наверное, это любовь к природе, которую вложила в меня моя мама. В пятилетнем возрасте она водила меня на ранние утренние прогулки. Я пил росу с травы, видел рассвет, благодарил солнце за тепло. Я ощущал себя с природой единым целым. Я люблю наблюдать за растениями, понимать их душу. И это еще больше меня увлекло, когда я решил заняться тепличным делом.

— Вы не похожи на агрария.

— Ну да. При слове «фермер» у многих возникает ассоциация с человеком, который в грязной одежде с мотыгой в руках работает в поле. Мир меняется, и меняются понятия. Сегодня фермер вполне может сидеть в офисе с ноутбуком и управлять своим бизнесом. Сегодня весь процесс агробизнеса можно автоматизировать и управлять им, сидя в просторном, светлом кабинете. Благодаря съемкам с дронов и используя передовые технологии, вести топосъемку местности, видеть, где не хватает какого-либо удобрения. А далее задать трактору определенный алгоритм, по которому он по заложенной программе определит, на каком участке необходимо что-либо сделать именно на этом квадратном метре: прополоть, выдать то или иное количество необходимого удобрения. Может, и при виде меня вы подумаете, что я типичный представитель офисного планктона, но уверяю вас – это не так. Я возглавляю агрохолдинг «Жашыл Чарба». Мы занимаемся строительством теплиц под ключ, проводим семинары. Согласитесь, как я могу обучать людей и говорить им, что надо делать, если сам не буду знать, как строить теплицу, как готовить грунт и делать грунтовую смесь, как выбирать правильные семена и удобрения, знать систему отопления, вентиляции и орошения. Все, чем мы делимся с людьми, мы апробировали или уже внедрили у себя.

— И как обстоит дело с теплицами у нас в стране?

— По данным Нацстаткома, на июнь 2016 года в Кыргызстане имеется 676 тепличных хозяйств на территории 65 га производительностью 1 тыс. 28 тонн продукции в год. В сумме ежегодно в Кыргызстане выращивается около 800 тыс. тонн более 20 видов овощных культур на площади 43 тыс. га. Средняя урожайность продукции на 1 га равняется 182 центнерам. Это официальная статистика. Но объем продукции, которую мы сейчас выпускаем, не покрывает потребности нашего рынка. Ее недостаточно. Вне сезона, когда мы получаем урожай не с полей, а только с теплиц, мы обеспечиваем внутренний рынок только на 10%. Все остальные 90% – импорт.

По всему СНГ у нас порядка 4 тыс. гектаров теплиц. Для сравнения: в одной только Турции 26 тыс., в Израиле 49 тыс., в Испании 52 тыс. гектаров. То есть в этих странах в десятки раз больше теплиц, чем на пространстве Содружества. Кыргызстан имеет богатое разнообразие продукции растениеводства – в основном это ореховые, ягодные культуры, фрукты и овощи. В связи с этим у страны есть хорошие перспективы. Мы помимо собственного рынка можем выйти и на рынки Казахстана, России, где потребление еще больше. Китай очень заинтересован в нашей органической продукции. Но для того чтобы покорять эти рынки, всю индустрию нашего сельского хозяйства надо приводить в порядок. Я считаю, что это возможно. У нас в стране есть определенные зоны, особенно на Иссык-Куле и в Баткене, которые благоприятны для развития тепличного хозяйства. Много солнечной радиации, и можно использовать разные технологии. В той же Испании есть местность, на территории которой находится 26 тыс. гектаров теплиц. И эта зона, как два Бишкека, обеспечивает практически весь юг страны. Тепличное дело, как локомотив, может вытянуть наше сельское хозяйство.

По данным Нацстаткома КР, Чуйская область занимает первое место по выращиванию зерновых культур и овощей, и валовой выпуск составляет 7 982,9 и 10 738,3 млн сомов соответственно. Второе место по выращиванию зерновых культур и овощей занимает Джалал-Абадская область, а третье место – Ошская. По выведению картофеля Иссык-Кульская область имеет лидирующее место, и валовой выпуск достигает до 3 656,2 млн сомов, а второе место Таласская область, третье – Чуйская.

— Что необходимо делать?

— На мой взгляд, проблема контрабанды и отсутствие должного фитосанитарного контроля мешают развитию наших сельхозпроизводителей. Путем контрабанды завозятся овощи и фрукты. Они не контролируются. Их происхождение и качество неизвестно. Наглядно, только по внешнему виду и запаху этих продуктов, в отличие от мяса и молока, мы не можем определить норму по пестицидам и нитратам. И таким образом мы ставим в очень рискованное положение наше здоровье, продовольственную безопасность. Мне обидно, когда есть контрабанда и люди мирятся с этим. Я искренне не понимаю, почему мы с этим соглашаемся. Со стороны государства на поддержку сельхозпроизводителя выделяются огромные деньги. Здесь мы поливаем, а здесь убиваем. Здесь даем удобрения, а тут запускаем вредителей. Это разве нормально? Пусть ввозят, но официально, оплачивая пошлины. И это в свою очередь отразится на цене, на качестве и здоровье населения. Мы ведь не просим ввести эмбарго. Мы за здоровую конкуренцию. И пусть она будет честной. Это только подстегнет нас, и мы будем работать эффективнее.

Отсутствие современных лабораторий также создает проблемы. Мы не можем нормально сертифицировать свои продукты, и в итоге наши продукты не принимают за рубежом. Это печально. Фермеры выращивают свою продукцию, берут кредиты, везут на реализацию, но их товар не пропускают, в пути он портится. И все они попадают на большие деньги. Это вызывает жалкое отношение к фермерам. При наличии сертифицированной достойной лаборатории мы могли бы доказывать, что наша продукция безопасна. То, что нашу сельхозпродукцию не пропускают в Казахстан или Россию, можно расценить и как рычаг давления, который очень хорошо действует.

Оснащенная лаборатория позволит нам делать глубокие исследования. Сейчас мы получаем всего 9 показателей, из которых вычленяем только 3 макроэлемента. Этого недостаточно. Чтобы вести сельское хозяйство, нам нужно понимать, что именно находится в почве, что надо знать порядка 20 микроэлементов. К сожалению, технически у нас такой возможности нет. Мы отстали примерно на 70 лет от глобального рынка.

Бюрократические препоны также создают небольшие проблемы. Например, на установку трансформатора мы получали разрешение около трех месяцев, а саму электролинию в 150 метров и установку оборудования мы завершили за 2 дня. Три месяца и два дня. За три месяца, что мы обивали пороги и добивались разрешения, мы потратили порядка $5 тыс. на бензин, пока работали с генераторами. Это такая инертная система.

Есть даже шутка о том, что деньги легко потерять тремя способами: это азартные игры, алкоголь и сельское хозяйство. В сельском хозяйстве немало факторов риска: погодные условия, качество почвы. Это рискованный бизнес, но при правильном подходе, при правильном подключении систем прогноза погоды и адекватном реагировании можно минимизировать риски. При умелом подходе мы можем работать и зарабатывать. Это факт. И даже выходить на новый уровень развития. Причем это касается не только единичного случая, а всей системы в целом.

— Есть планы?

— Да. Мы работаем над проектом и хотим предложить его правительству. Мы просим выделить 200 гектаров для создания теплицы. Средняя площадь одного фермерского хозяйства составляет от 2 до 5 гектаров. Это экономически нецелесообразно. Надо укрупняться и создавать кластеры с огороженной территорией, охраной, своим электричеством. Пригласить одну из передовых иностранных компаний с опытом работы. Наблюдая за их работой, обучаясь у них, мы превратимся в высокоэффективных производителей. Это как с растениями. Если в одном месте ты удобришь и создашь благоприятные условия, там все вырастет. Наше сельское хозяйство – как одно большое поле с плохой землей, сорняками. Сможем ли мы это огромное поле разом привести в порядок? Возможно, нет. У нас не хватит сил и средств. А если выделить небольшую часть и там создать благоприятные условия, возможно, мы будем больше иметь с этого участка, чем от всего поля.

— Заниматься тепличным делом выгодно?

— В принципе, да. Тепличный бизнес Кыргызстана – относительно молодая и перспективная отрасль в сельском хозяйстве. Фермеры освобождены от основных налогов. Все зависит от того, какую модель теплицы вы выберете. Можно построить основательную теплицу. Из расчета $100 за квадратный метр. Добротное помещение, где не будут ощущаться перепады температуры. Это долгосрочное инвестирование, которое оправдает себя в течение 3-4 лет. За год расходы составят порядка 40–50% от доходов. Практически половина остается как прибыль.

Есть и другая модель. Так называемые слабые теплицы. В них квадратный метр может обойтись порядка $40. Это дешевле, и они оправдаются раньше, где-то за 2 года. Но есть риск, что в холод они не смогут работать. В хороших теплицах надо делать досвечивание. И наша компания – одна из первых, применившая светодиодные технологии, и это дало уже прирост урожая на 5–10%. По технологии применения досветка может поднять урожайность до 200%.

— А качество тепличных культур от грунтовых не отличается?

— Я считаю, что тепличные овощи более качественные, чем на полях. В теплицах каждому растению дается сбалансированное питание, капельное орошение. Все овощи – словно на подбор: ровные, хорошие. В теплице мы можем следить за вредителями. На открытом пространстве в поле невозможно уследить и оградить от паразитов. На рынке, покупая грунтовые овощи, вы замечаете, что они отличаются по размеру, цвету. Это значит, что растению не хватало каких-либо микроэлементов. Я, конечно, не могу отвечать за любой товар, но за продукцию, выращенную в теплицах нашего хозяйства, несу полную ответственность.

Не все сельхозпроизводители заморачиваются качеством продукта на поле – им важнее количество. Используют в основном три удобрения: аммофос, селитру и калийные удобрения. Им не важно, какое содержание азота, фосфора есть в почве. По старинке применяют методы по использованию определенного количества мешков на гектар и достаточно. В итоге – засоление почвы, и расти там ничего не будет. Это как человеку сидеть на хлебе и воде. Минеральные удобрения надо давать, но не в погоне за урожаем, а по необходимости. Мы не сможем обеспечить добросовестность каждого фермера без определенных мер фитосанитарного контроля. Надо ужесточать его. Все овощи, фрукты, ягоду строго проверять. Это дисциплинирует производителей. То есть они задумаются: если также продолжать пичкать удобрениями, использовать химию, то могут потерять покупателя. Ведь сейчас народ более требователен к потребляемым продуктам. По мере развития качества жизни вопросы органических продуктов будут актуальны.

— В чем ваша личная миссия?

— Мне бы хотелось поменять культуру глобального потребления на глобальное созидание. Это будет спасением человечества от социальной катастрофы. Никакой астероид и катаклизмы нас не убьют. Мы сами себя уничтожим раньше, если не перестанем потребительски относиться к природе. Мы становимся паразитами. В конечном счете, человечество начинает деградировать. Раньше человек сосуществовал с природой. Наши предки ответственно относились к земле. Их философия – это так называемый код памяти, который мы можем передать миру. Гармоничное отношение и сосуществование.

Мы не задумываемся, что едим. Идет безответственное питание. Много колы, фастфуда. Раньше отношение к еде было другим, мы не ели на ходу. Поглощение пищи было своего рода ритуалом. Семья собиралась за столом, произносила определенные слова. Мы благодарили за еду. И вместе с ней получали позитивную энергию. Питание – это основа здоровья.

Вселенная обильна. Это мы, люди, ограниченны. Мы думаем, что ресурсов мало, и включается жадность. Есть такая закономерность в психологии – если поставить тарелку с минимальным количеством еды, то каждый сидящий за столом попытается взять ее, даже если и не голоден. А если на тарелке будет еды достаточно, в изобилии – никто не будет есть. И так же мы, люди, считая, что чего-то мало, включаем дефицитное мышление. Начинаем потреблять. И таким образом наносим ущерб природе. Когда мы начнем думать, что сможем получать столько, что хватит всем, это будет правильный подход. Семечка помидора очень мала, но она дает урожай 80 помидорам. Это закон изобилия. Фраза Ивана Мичурина о том, что «мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача» сегодня неактуальна. Мы должны быть не потребителями, а созидателями. Когда мы будем эксплуататорски относиться к земле, она может обидеться и не дать урожай. Поэтому каждый раз перед тем как получать, мы должны отдавать. Это заключается в поливе, удобрениях, бережном отношении, защите от вредителей и болезней. Закон благосостояния несет в себе смысл: если мы хотим быть богатыми, то должны уметь отдавать.

Ссылка на источник

Изменено пользователем Редактор

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас
Войти  


  • Похожие публикации

    • Автор: Random
      Подскажите пожалуйста, а сколько, примерно, минеральных удобрений в расчёте на килограмм продукции (огурцы, помидоры) необходимо израсходовать при выращивании овощей методом гидропоники? 
    • Автор: Робот
      «Суровые тепличные условия»: что мешает развиваться овощеводам
      Евгений Ракуль  Президент ассоциации «Теплицы России» Аркадий Муравьёв насчитал 12 основных причин, сдерживающих развитие отрасли
      Кампания по импортозамещению дала новый импульс развитию тепличных хозяйств на Юге, но при этом заострила ряд проблем, от решения которых зависит дальнейший рост в отрасли
      За последние три года производство тепличных овощей, по данным ассоциации «Теплицы России», увеличилось на 30%. В «рекордном» 2017 году валовой сбор тепличных овощей составил около 950 тысяч тонн, что на 17% выше уровня 2016 года. Как признают эксперты, собравшиеся на организованном Аналитическим центром круглом столе «Тепличный бизнес: какие проблемы сдерживают развитие?», отрасль находится на пороге «большого рывка», совершить который не позволяет целый ряд проблем, как доставшихся в «наследство» вместе со старой базой, так и новых — связанных с дороговизной ресурсов и чрезмерным администрированием отрасли со стороны государства.
      Что мешает росту овощей
      Несмотря на растущий объём выращиваемых в России овощей в закрытом грунте, они только на 40% покрывает потребности рынка потребления. Остальные 60%, или свыше 1 млн тонн, овощей в год в Россию поставляется из-за границы. По данным Минсельхоза России, последние три года показатели импорта, правда, снижаются — с 2013 года ввоз огурцов и томатов (основные тепличные культуры) в Россию в силу разных причин (от введения эмбарго на ввоз до беспрецедентной господдержки) снизился вдвое. В ближайшие годы отечественным производителям предстоит увеличить производство овощей на 100%, чтобы восполнить пробел, образовавшийся после ухода «иностранцев». Однако занять освободившееся место они пока не могут.
       
      По словам президента ассоциации «Теплицы России» Аркадия Муравьёва, отрасль развивается благодаря двум видам господдержки: субсидиям на возмещение 20% затрат на строительство новых тепличных объектов, а также субсидированию процентных ставок по кредитам сельхозпроизводителям. Правда, льготы выдаются на строительство теплиц нового поколения с так называемой светокультурой (с возможностью круглогодичного освещения теплицы). Круглогодичные теплицы дают необходимую экономику для банка и для бизнеса. Сейчас их доля в общем объёме тепличных хозяйств — около 25%. Всё остальное — старые проекты. Ежегодный объём ввода в эксплуатацию новых тепличных хозяйств, по данным ассоциации— 150–200 га.
      Однако темп роста теплиц мог быть более впечатляющим. По словам Аркадия Муравьёва, развитие отрасли сдерживают 12 основных причин (см. врез).
      Алексей Востриков, ведущий консультант минсельхоза в Краснодарском крае, добавляет, что основные сдерживающие факторы, влияющие на себестоимость производства — затраты на приобретение технологического газа и электроэнергии. По его словам, власти стараются «находить точки соприкосновения с представителями естественных монополий».
      Несмотря на это, площадь современных высокотехнологичных теплиц в крае выросла почти в три раза за последние пять лет. Сегодня на Кубани, с учётом личных хозяйств, выращивается порядка 11% овощей в защищённом грунте от всего российского производства. Край занимает лидирующие позиции в этом сегменте. Лидерами по урожайности и производству являются ТК «Зелёная линия» (входит в «Магнит»), ТК «Белореченский» и «Овощи Краснодарского края». По итогам года край планирует произвести 120 тысяч тонн овощей и довести к 2020 году общее производство овощей в закрытом грунте до 150 тысяч тонн.
      По словам финдиректора ООО «Овощи Краснодарского края» Владимира Александрова, ещё одна проблема в тепличном бизнесе касается сроков получения субсидий: «по факту сроки получения субсидии — с июня по август. Затем средства, выделенные на компенсацию, заканчиваются». Вторая проблема связана со взаимодействием с Россельхознадзором. «У нас в сезон выходит до 15 машин в день. Основное требование сетей — получение карантинного сертификата на каждый автомобиль. По факту это привоз инспектора и длительная процедура согласования», — говорит г-н Александров.
      Как отметил начальник отдела внутреннего карантина растений и семенного контроля Россельхознадзора по краю и Адыгее Владимир Абросимов, в целом ведомство «идёт навстречу бизнесу». «Если мы не выявляем карантинных объектов, то даём разрешительные письма на три месяца на вывоз продукции без сопровождения карантинными сертификатами. Это в значительной степени снижает затраты на оформление документов», — поясняет г-н Абросимов.
      По словам Юрия Величко (владелец 2 га теплиц в Курганинском районе Краснодарского края), его предприятие, а также в целом мелкие производители испытывают трудности во взаимодействии с надзорными органами. «Если коротко, то мы покупаем теплицу итальянского производства. Однако для того, чтобы её установку одобрил Ростехнадзор, требуется пройти экспертизу. В итоге мы потратили два миллиона рублей и два года согласований. Зачем мы это делали, ведь мы купили готовое оборудование? Мы будем в тупике с таким госрегулированием», — возмущается г-н Величко.
      По словам директора ЗАО ТК «Прогресс» (5,7 га) Амбарцума Назарова, основные проблемы — это всё же ресурсы и получение техусловий. Также есть проблема с отсутствием рабочей силы и нежеланием населения трудиться в «суровых тепличных условиях».
      По мнению доктора сельскохозяйственных наук, заведующего кафедрой овощеводств КубГАУ Руслана Гиша, сегодня все производства работают в отрыве друг от друга — участники рынка предпочитают переманивать сотрудников друг у друга, а это «путь в никуда». «На всей территории России не осталось кафедр, где готовили бы специалистов по защищённому грунту. Специализированных кафедр всего две — в КубГАУ и в Тимирязевской сельхозакадемии. Есть предложение совместно готовить специалистов. Европейский опыт показывает, что компании на конкурсной основе могли бы отбирать молодых специалистов для работы и проводить учебно-производственную практику на производстве», — резюмирует Гиш.
      Битва за урожай начинается с розетки
      С Амбарцумом Назаровым соглашается и первый заместитель гендиректора ЗАО УК «Экогеос» (2 га) Виталий Кильо. При этом он отмечает, что конкурировать по стоимости с овощами из тёплых стран Россия может при условии более дешёвых энергоресурсов. Для этого нужны программы по субсидированию таких затрат.
      По словам гендиректора ЗАО «Радуга» Хизира Джаримока, электроэнергия в Краснодарском крае дорогая лишь относительно энергопрофицитных регионов. В Адыгее её стоимость выше, чем где бы то ни было (до 10 рублей за киловатт). «Правда, наш комбинат отапливается геотермальными водами. Это дешевле газа, но вода агрессивна, поэтому есть издержки», — сетует Джаримок.
      «Проблемы свойственны и представителям цветоводческой отрасли. Цветоводство сегодня не имеет господдержки. Надеемся, что будет принята программа поддержки, которая позволит сделать тариф максимально близким к тарифу ФСК», — комментирует генеральный директор «Юг-Агро» Сергей Куренёв.
      Конкурировать с зарубежными производителями овощей в зимний период местным предприятиям невозможно по причинам климатического характера. С ноября по март в России мало солнца, получать продукцию в теплице, не оборудованной дорогостоящей системой искусственного освещения, невозможно. По словам менеджера по работе с ключевыми клиентами компании Syngenta в России Дмитрия Тосунова, возникает период с дефицитом предложения продукции тепличных комбинатов, и южные страны (Марокко, Турция, Италия) продолжают экспортировать свои овощи в Россию. При этом у себя на родине они также имеют различные опосредованные способы поддержки. «Российские торговые сети за границей заключают договоры с тепличными комбинатами, закупают для них семена тех гибридов, которые они хотят видеть на полках, а те, в свою очередь, выращивают для них требуемую продукцию», — продолжает Дмитрий Тосунов. По его словам, наши сети по таким прямым контрактам с отечественными производителями работают пока ещё не очень активно. Однако им круглогодично нужны овощи, причём в широком ассортименте. Семена для них готова предложить Syngenta.
      По словам руководителя группы маркетинговых кампаний ООО «Сингента» Дмитрия Горобца, к проблемам тепличного бизнеса в России можно добавить и отсутствие необходимого количества сертифицированных средств защиты растений. Это усугубляется сложностями внедрения интегрированных решений, которые позволяют контролировать распространение вредных объектов внутри теплиц: «В ближайшее время мы заместим импорт огурцов и томатов в Россию. Однако надо задать себе вопрос: насколько 1,2 миллиона тонн тепличных овощей в год — это потолок для России?». По его словам, чтобы войти в список стран с высокой продолжительностью жизни, необходимо потреблять больше овощной продукции. «Поэтому необходимо влиять на создание спроса на эту продукцию на всех уровнях», — считает Дмитрий Горобец.
      Шанс для отечественных технологий
      Развитие тепличных хозяйств даёт шанс и отечественным технологиям. По словам генерального директора компании по производству туманообразующего оборудования «Туманко» (Таганрог) Юрия Горбова, последние десять лет на Западе теплицы не строятся без систем туманообразования. Эти системы позволяют контролировать влажность, охлаждать помещение, с их помощью можно обеззараживать теплицу. До недавних пор в России такое оборудование не производилось. Теперь оно выпускается, в том числе и в Таганроге. «Растения лучше переносят стресс при влажном, чем при сухом воздухе. Целиком стоимость системы ниже на 40–70 процентов, чем аналогов из Турции или Италии. При применении систем туманообразования можно увеличить срок реализации продукции в два-три раза», — говорит Юрий Горбов.
      Развитие отечественных технологий наблюдается и в сфере производства субстратов. Руководитель направления «АГРО» корпорации «Технониколь» (производитель каменной ваты и субстратов для роста растений) Анатолий Зайцев говорит, что сегодня рядом с производством каменной ваты в Рязанской области построена одна из лучших в России лабораторий, позволяющая изу­чать новый продукт. Есть теплица, где испытывают новые виды субстратов. Отечественная продукция, как правило, дешевле импорта на 25–30%, что также идёт на пользу производителям овощей.
      «Что важно, с выводом в 2016 году на рынок отечественных субстратов SPELAND ценовая политика других производителей изменилась — цены пошли вниз. Это тоже положительно влияет на себестоимость продукции тепличных хозяйств, — говорит Анатолий Зайцев. — В ближайшее время в промышленное производство будет запущена новая продукция SPELAND ECO, на принципиально новом связующем, которая, в том числе, пойдёт и на экспорт. “Технониколь” получила право на обладание и производство технологии этого продукта, подтвердила его в РФ, странах СНГ и ЕС».
      Как попасть в «ласковые сети»
      У многих производителей нарекания вызывает и работа с сетями. Диалог налажен, но необходимых документов и разрешительных сертификатов от производителя зачастую требуют больше, чем в банках. При этом продукция его и многих других тепличных хозяйств оказывается на полке через посредников, с которыми у сетей есть договоры.
      «Мы понимаем, что у нас много обязанностей прописано в договорах, это может оттолкнуть производителей, особенно когда почитаешь раздел “штрафы”», — соглашается Юлия Тиханова, ведущий менеджер по закупкам и развитию компании «Лента». При этом она отмечает, что если работа поставщика и сети эффективно налажена, «никаких штрафов нет». По словам заместителя директора филиала «Южный» X5 retail group Алексея Полянского, если хозяйствующие субъекты хотят найти общий язык, они его найдут. «Что касается категории “фрукты-овощи”, то порядка 10 процентов продукции этого сегмента на полках составляет импорт. Но этот импорт касается в основном экзотических фруктов», — добавляет г-н Полянский.
        12 основных причин, сдерживающих развитие теплиц
      1. Доступность финансовых ресурсов. Сейчас сложно получить доступ к льготным кредитам, условия у банков жёсткие.
      2. Доступность энергетических ресурсов. Комбинаты рентабельны (10–15%), но этой рентабельности недостаточно, чтобы дать быструю окупаемость. Собственная генерация дорогая — стоит 40–50 млн рублей на один мегаватт. Самый эффективный способ — присоединение к сетям ФСК. Там цена на электроэнергию составляет от 2,5 до 3 рублей за киловатт.
      3. Доступ к земельным участкам. Сегодня наблюдается дефицит площадей под размещение тепличных производств.
      4. Доступность пригодной для полива воды. Оказывается, во многих регионах России это проблема. Просто взять воду из-под земли нельзя. Нужно ставить осмотические установки, что влечёт за собой дополнительные издержки.
      5. Доступность трудовых ресурсов. По словам Аркадия Муравьёва, сегодня «мы исчерпали возможности привлекать население к работе в теплицах» и подошли к той черте, когда привлекать рабочую силу придётся из-за границы.
      6. Отсутствие агрономов. Этих специалистов для работы в защищённом грунте сегодня не готовят в вузах.
      7. Доступ к путям реализации продукции. Маленькие предприятия никогда не попадут в сети, нужна масштабность производства.
      8. Доступность господдержки. Чтобы получить её, нужно потратить много времени, а результат не гарантирован.
      9. Доступность административных ресурсов. Если нет административной поддержки, реализовать любой проект становится нелегко.
      10. Возможность возврата кредитных ресурсов. Банки внимательно смотрят на заёмщика, выясняя, есть ли у него другие способы погашения задолженности, помимо работы тепличного комбината. Часто требуют поручительство более крупного бизнеса, который тоже закредитован.
      11. Отсутствие проектных организаций, которые могут спроектировать теплицы. По данным Муравьёва, их осталось две или три на всю Россию.
      12. Отсутствие инжиниринговых компаний, которые способны реализовать проект строительства теплиц. Строить теплицы могут только специализированные компании, которых на рынке немного.
      Ссылка на источник
    • Автор: Редактор

      Источник фото: agrotip.ru Предприниматели, руководители крупных компаний и представители власти обсудили состояние сектора по производству овощей закрытого грунта. Организатором круглого стола выступил аналитический центр «Эксперт-Юг». Большинство участников деловой дискуссии были единодушны: развиваться тепличному бизнесу не дают высокие цены на энергоносители, солидный набор зачастую ненужных бюрократических процедур, а также непростые взаимоотношения с ритейлом.
      По данным регионального министерства сельского хозяйства, тепличный бизнес за последние восемь лет вырос более чем в два с половиной раза. Площадь современных высокотехнологичных теплиц в крае увеличилась с 75 гектаров в 2010 году до 240 к началу 2018-го. Соответственно, изменились и производственные показатели — с 22 тысяч до 100 тысяч тонн продукции в год. Кубань сегодня выращивает более 10% овощей всего объема российского производства в защищенном грунте. И это далеко не предел, утверждают в краевом аграрном ведомстве.
      — Есть несколько факторов, сдерживающих развитие тепличного бизнеса, — отметил ведущий консультант минсельхоза региона Алексей Востриков. — Главный из них — высокие затраты на приобретение технологического газа и электроэнергии. Это влияет на процесс ценообразования и приводит к тому, что наши овощи дороже турецких. К сожалению, проблема полностью не решена. Однако сегодня власти региона стараются наладить конструктивный диалог с представителями естественных монополий.
      Государство отрасль поддержало
      Представители отраслевой ассоциации «Теплицы России» не столь оптимистичны в оценке сложившейся конъюнктуры рынка тепличного бизнеса. Несмотря на растущий ежегодно объем выращиваемых в стране овощей в закрытом грунте, они только на 40%, или 650 тысяч тонн, покрывают нужды рынка. Остальные 60%, примерно 1 миллион тонн продукции, — это импорт. Как прогнозируют тепличники, чтобы заместить заграничные томаты и огурцы, аграриям предстоит увеличить производство вдвое.
      В последние годы отрасль развивается благодаря государственной поддержке: возмещению из бюджетов разных уровней 20% затрат на строительство новых тепличных объектов, а также субсидированию процентных ставок по кредитам сельхозпроизводителям. В результате ежегодный объем ввода в эксплуатацию новых тепличных хозяйств составляет 150-200 гектаров.
      — Темпы развития тепличного бизнеса могут быть более высокими, — уверен президент ассоциации «Теплицы России» Аркадий Муравьев. — Рывок отрасли сдерживает множество факторов. Сегодня из-за жестких условий в банках сложно получить доступ к кредитным ресурсам, дорогая электроэнергия, дефицит площадей под размещение производств, остро стоит кадровый вопрос, мешают административные барьеры и сложности с реализацией продукции в торговых сетях. Кроме того, в стране осталось лишь две-три компании, которые могут реализовать проекты «под ключ». В общем, вопросов масса. И решать их нужно в срочном порядке.
      Кадровый вопрос стоит остро
      Представители малого и среднего бизнеса, занимающиеся овощами в закрытом грунте, несут серьезные затраты из-за административных барьеров. Стоимость «входного билета» на рынок существенно увеличивается из-за различных согласований.
      — Малые предприятия закупают оборудование за рубежом, — рассказал предприниматель Юрий Величко. — Мы разбили комплекс площадью два гектара. Приобрели готовые теплицы итальянского производства. Но оказалось, чтобы их одобрил Ростехнадзор, требуется дополнительная экспертиза, за которую мы заплатили два миллиона рублей. До сих пор не понимаю, зачем она была нужна. Ведь оборудование соответствует европейским стандартам качества. С таким госрегулированием мы окажемся в тупике.
      С данной точкой зрения согласны многие тепличники. Кроме того, есть и другие нерешенные вопросы.
      — Основная проблема — это все же ресурсы и оформление различной технической документации, — считает директор ЗАО ТК «Прогресс» Амбарцум Назаров. — Также ситуацию осложняют отсутствие рабочей силы и нежелание местного населения трудиться в теплицах.
      Осталось две кафедры
      Своими соображениями о борьбе с кадровым голодом поделились и представители научного сообщества, которые предложили сотрудничать с профильными вузами.
      — Сегодня производства работают в отрыве друг от друга, — констатировал доктор сельскохозяйственных наук, профессор ВАК, заведующий кафедрой овощеводства КубГАУ Руслан Гиш. — Участники рынка предпочитают переманивать сотрудников друг у друга, а это путь в никуда. В России осталось лишь две специализированные кафедры по подготовке специалистов — в КубГАУ и Тимирязевской сельхозакадемии. Европейский опыт показывает, что компании на конкурсной основе могли бы отбирать молодых специалистов для работы и проводить учебно-производственную практику на производстве. Или, как вариант, обучать сотрудников за свой счет, предварительно заключив с ними контракты, — так называемый целевой набор.
      Если срочно не принять соответствующие меры, констатировали в ходе круглого стола, аграрии вынуждены будут нанимать на работу иностранцев.
      Сетевики не против «малышей»
      Как обычно, сельхозтоваропроизводители выпустили немало критических стрел в торговые сети.
      У большинства аграриев работа ритейлеров вызывает множество нареканий:
      — Вроде бы диалог налажен, но от производителя требуется огромное количество документов и разрешительных сертификатов, — выразил общую точку зрения руководитель ЗАО «Радуга» из Адыгеи. — Зачастую их количество больше, чем в банках при оформлении займов.
      По словам бизнесмена, при этом продукция многих тепличников попадает на полки сетей через посредников.
      — Мы понимаем, что у нас много обязанностей прописано в договорах, это может оттолкнуть производителей, особенно штрафные санкции, — ответила на претензии ведущий менеджер по закупкам и развитию компании «Лента» Юлия Тиханова. — Но если работа поставщика и сети налажена эффективно, проблем, как правило, не возникает.
      Диалог необходим
      Еще один представитель крупной торговой сети рассказал, какими путями малый и средний бизнес может войти в ритейл. Главное условие — это конструктивный диалог.
      — Мы достаточно успешно работаем с отечественными производителями, — отметил заместитель директора филиала «Южный» X5 Retail Group Алексей Полянский. — Доля импорта невелика и составляет лишь 10%. И это в основном экзотические фрукты.
      По словам спикера, главные проблемы малого и среднего бизнеса, желающего войти в сети, — несоответствие требованиям по фасовке, мойке, маркировке, упаковке, отсутствие электронного документооборота. Сегодня есть дефицит мощностей и промежуточных звеньев, которые объединяли бы малые и крупные предприятия, например, те же овощные базы. Выходом из сложившейся ситуации могла бы стать сельхозкооперация.
      http://yugtimes.com
    • Автор: Редактор
      «Суровые тепличные условия»: что мешает развиваться овощеводам
        текст Евгений Андреев   Тепличные комплексы — одна из самых ярких точек роста в сфере сельского хозяйства юга. Кампания по импортозамещению дала новый импульс развитию не только этого направления, но и целому ряду смежных отраслей. За последние три года производство тепличных овощей, по данным ассоциации «Теплицы России», увеличилось на 30%. В 2017 году валовой сбор тепличных овощей составил, по данным ассоциации «Теплицы России» около 950 тысяч т, что на 17% выше уровня 2016 года. Рынка производства овощей в тепличном грунте рос и до кризиса, однако этот рост во многом был подкреплен беспрецедентной господдержкой АПК со стороны государства. Ее уровень за последние три года также вырос почти на 30%.
      Как признают эксперты, собравшиеся на организованном Аналитическим центром круглом столе «Тепличный бизнес: какие проблемы сдерживают развитие?», отрасль находится на пороге «большого рывка». Совершить его не позволяет целый ряд проблем, как доставшихся в «наследство» вместе со старой базой, так и новых — связанных с дороговизной ресурсов и чрезмерным администрированием отрасли со стороны государства.
      Что мешает росту овощей
      Несмотря на растущий объём выращиваемых в России овощей в закрытом грунте, они только на 40% покрывает потребности рынка потребления. Остальные 60% или свыше 1 млн т овощей в год в Россию поставляется из-за границы. По данным Минсельхоза России, последние три года показатели импорта, правда, снижаются — с 2013 года ввоз огурцов и томатов (основные тепличные культуры) в Россию в силу разных причин (от введения эмбарго на ввоз до беспрецедентной господдержки) снизился вдвое. В ближайшие годы отечественным производителям предстоит увеличить производство овощей на 100%, чтобы восполнить пробел, образовавшийся после ухода «иностранцев». Однако занять освободившееся место они пока не могут.
      По словам президента ассоциации «Теплицы России» Аркадия Муравьева, сегодня отрасль развивается благодаря государственной поддержке, точнее, двум ее основным видам: субсидиям на возмещение 20% затрат на строительство новых тепличных объектов, а также субсидированию процентных ставок по кредитам сельхозпроизводителям. Правда, льготы выдаются на строительство теплиц нового поколения с так называемой светокультурой (с возможностью круглогодичного освещения теплицы). Круглогодичные теплицы дают необходимую экономику для банка и для бизнеса. Сейчас их доля в общем объеме тепличных хозяйств около 25%. Все остальное — старые теплицы. Ежегодный объем ввода в эксплуатацию новых тепличных хозяйств, под данным ассоциации– 150-200 га.
      Однако темп роста теплиц мог быть более впечатляющим. По словам Аркадия Муравьева развитие отрасли сдерживают 12 основных вопросов.
      1) Доступность финансовых ресурсов. Сейчас достаточно сложно получить доступ к льготным кредитам, условия у банков жесткие.
      2 Доступность энергетических ресурсов. Комбинаты рентабельны (10-15%), но этой рентабельности недостаточно, чтобы дать быструю окупаемость. Собственная генерация дорогая — стоит 40-50 млн рублей на один мегаватт. Самый эффективный способ – присоединение к сетям ФСК. Там цена на электроэнергию составляет от 2,5 до 3 рублей за киловатт.
      3) Доступ к земельным участкам. Сегодня наблюдается дефицит площадей под размещение тепличных производств.
      4) Доступность пригодной для полива воды. Оказывается, во многих регионах России это проблема. Просто взять воду из-под земли зачастую нельзя. Нужно ставить осмотические установки, а осмос – это еще рассол, которые куда-то надо пристроить. Его сливают, что ухудшает экологическую обстановку.
      5) Доступность трудовых ресурсов. По словам Аркадия Муравьева, сегодня «мы исчерпали возможности привлекать население к работе в теплицах» и подошли к той черте, когда привлекать рабочую силу придётся из-за границы.
      6) Отсутствие агрономов. Этих специалистов для работы в защищенном грунте сегодня не готовят в вузах.
      7) Доступность к путям реализации продукции. Маленькие предприятия никогда не попадут в сети, нужна масштабность производства.
      8) Доступность господдержки. Чтобы получить её, нужно потратить много времени, а результат не гарантирован.
      9) Доступность административных ресурсов. Если нет административной поддержки, реализовать любой проект становится проблематично.
      10) Возможность возврата кредитных ресурсов. Банки внимательно смотрят на заемщика, есть ли у него другие способы погашения задолженности, помимо работы тепличного комбината. Часто требуют поручительство более крупного бизнеса, который также закредитован.
      11) Отсутствие проектных организаций, которые могут спроектировать теплицы. По данным Муравьева, их осталось две или три на всю Россию.
      12) Отсутствие инжиниринговых компаний, которые способны реализовать проект строительства теплиц. Строить теплицы могут только специализированные компании, которых на рынке немного.
      Алексей Востриков, ведущий консультант минсельхоза в Краснодарском крае, добавляет, что основными сдерживающими факторами, влияющими на себестоимость производства — затраты на приобретение технологического газа и электроэнергии. «Это влияет на процесс ценообразования, приводит к тому, что цена наших овощей выше, чем, например, турецких», — говорит Востриков. По его словам, власти стараются «находить точки соприкосновения с представителями естественных монополий».
      Несмотря на это, реализации, площадь современных высокотехнологичных теплиц в крае выросла почти в три раза за последние пять лет. Сегодня в крае с учетом личных хозяйств выращивается порядка 11% овощей в защищенном грунте от всего российского производства. Если до 2010 года в крае средняя площадь теплиц составляла не более 70-75 га, а производства порядка 22 тысяч т, то в 2017 году площадь теплиц (в сельхозорганизациях и КФХ) порядка 240 га, а производства превысило 100 тысяч т. Край занимает лидирующие позиции по производству овощей в защищенном грунте. Лидерами по урожайности и производству являются ТК «Зеленая линия» (входит в «Магнит»), ТК «Белореченский» и «Овощи Краснодарского края». По итогам года край планирует произвести 120 тысяч т овощей и довести к 2020 году общее производство овощей в закрытом грунте до 150 тысяч т.
      По словам финдиректора ООО «Овощи Краснодарского края» Владимира Александрова, еще одна проблема в тепличном бизнесе касается сроков получения субсидий: «по факту сроки получения субсидии с июня по август. Затем средства, выделенные на компенсацию, заканчиваются». Вторая проблема связана со взаимодействием с Россельхознадзором. «У нас в сезон выходит до 15 машин в день. Основное требование сетей – получение карантинного сертификата на каждый автомобиль. По факту это привоз инспектора и длительная процедура согласования», — говорит Александров.
      Как отметил начальник отдела внутреннего карантина растений и семенного контроля Россельхознадзора по краю и Адыгее Владимир Абросимов, в целом ведомство «идёт навстречу бизнесу». «Если мы не выявляем карантинных
      объектов, то даём разрешительные письма на три месяца на вывоз продукции без сопровождения карантинными сертификатами. Это в значительной степени снижает затраты на оформление документов», — говорит Абросимов. По словам Юрия Величко (владелец 2 га теплиц в Курганинском районе) его предприятие, а также в целом мелкие производители испытывают трудности во взаимодействии с надзорными органами. «Если коротко, то мы покупаем теплицу итальянского производства. Однако для того, чтобы её установку одобрил Ростехнадзор, требуется пройти экспертизу. В итоге мы потратили 2 млн рублей и два года согласований. Зачем мы это делали, ведь мы купили готовое оборудование? Мы будем в тупике с таким госрегулированием», — возмущается Величко.
      По словам директора ЗАО ТК «Прогресс» (5,7 га) Амбарцума Назарова, основные проблемы – это все же ресурсы и получение техусловий. Также есть проблема с отсутствием рабочей силы и нежеланием населения трудиться в «суровых тепличных условиях».
      По мнению доктора сельскохозяйственых наук, профессор ВАК, заведующий кафедрой овощеводств КубГАУ Руслана Гиша, сегодня все производства работают в отрыве друг от друга — участники рынка предпочитают переманивать сотрудников друг у друга, а это путь в никуда. «На всей территории России не осталось кафедр, где готовили бы специалистов по защищенному грунту. Специализированных кафедр всего две в КубГАУ и в Тимирязевской сельхозакадемии. Есть предложение совместно готовить специалистов. Европейскиий опыт показывает, что компании на конкурсной основе могли бы отбирать молодых специалистов для работы и проводить учебно-производственную практику на производстве», — резюмирует Гиш.
      Битва за урожай начинается с розетки
      С Назаровым соглашается и первый заместитель гендиректора ЗАО УК «Экогеос» (2 га) Виталий Кильо. При этом он отмечает, что конкурировать по стоимости с овощами из тёплых стран Россия может при условии более дешевых энергоресурсов. Для этого нужны программы по субсидированию таких затрат.
      По словам гендиректора ЗАО «Радуга» Хизира Джаримока, электроэнергия в Краснодарском крае дорогая лишь относительно энергопрофицитных регионов. В Адыгее она выше, чем где бы то ни было (до 10 рублей за киловатт). «Правда, наш комбинат отапливается геотермальными водами. Это дешевле газа, но вода агрессивна, поэтому есть издержки», — сетует Джаримок.
      «Проблемы свойственны и представителям цветоводческой отрасли. Цветоводство на сегодня не имеет господдержки», — говорит генеральный директор «Юг-Агро» Сергей Куренёв. По его словам, 80% цветов в России — это импорт. Такая же пропорция была и в сегменте овощей. Но главная проблема все же типична для отрасли – высокий тариф на энергию. «Надеемся, что будет принята программа поддержки, которая позволит сделать тариф максимально близким к тарифу ФСК», — говорит Куренев. «В ФСК, кстати, никаких проблем не видят в том, чтобы заключить с ними контракт и работать напрямую. «Только вы проложите 70 км ЛЭП и постройте понижающую подстанцию…. Для бизнеса это неподъемно», — говорит Куренёв.
      Пока конкурировать с зарубежными производителями овощей местным предприятиям сложно и по причинам климатического характера. С ноября по март в России мало солнца, получать продукцию, если теплица не оборудована дорогостоящим искусственным освещением, невозможно. По словам менеджера по работе с ключевыми клиентами компании Syngenta в России Дмитрия Тосунова, поэтому южные страны (Марокко, Турция, Италия) продолжают экспортировать свои овощи в Россию. При этом у себя на родине они также имеют различные опосредованные способы поддержки. «Торговые сети за границей заключают договоры с тепличными комбинатами, закупают для них семена тех гибридов, которые они хотят видеть на полках, а те, в свою очередь, выращивают для них требуемую продукцию», — продолжает Дмитрий Тосунов. По его словам, наши сети по таким прямым контрактам работать не готовы. Зато им круглогодично нужны овощи, причем в широком спектре. Семена для них и готова предложить Syngenta — международная компания, один из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства.
      Шанс для отечественных технологий
      Развитие тепличных хозяйств дает шанс и отечественным технологиям. По словам генерального директора компании по производству туманообразующего оборудования «Туманко» (Таганрог) Юрия Горбова, последние десять лет на западе теплицы не строятся без систем туманообразования. Эти системы позволяют контролировать влажность, охлаждать помещение, с помощью них можно обеззараживать помещение. До недавних пор в России такое оборудование не производилось. Теперь оно выпускается, в том числе, и в Таганроге. «Растения лучше переносят стресс при влажном, чем при сухом воздухе. Целиком стоимость системы ниже на 40-70%, чем у аналогов из Турции или Италии. При этом используются качественные отечественные комплектующие, которые позволяют в случае поломки не менять оборудование блоками, а заменить конкретную деталь. Так использование отечественного оборудования позволяет снизить себестоимость продукции. При применении систем туманооразования можно увеличить срок реализации продукции в два-три раза», — говорит Юрий Горбов.
      Развитие отечественных технологий наблюдается и в сфере производства субстратов(основы питательной среды для растений). По данным компании «Технониколь», спрос на субстраты растёт вместе с территорией теплиц. По разным оценкам, в 2017 году площадь теплиц в России составляла 3,3 тысячи га, из которых 2,3 тысячи га теплиц — теплицы с субстратом.
      Как попасть в «ласковые сети»
      У многих производителей нарекания вызывает и работа с сетями. Диалог налажен, но количество необходимых документов и разрешительных сертификатов от производителя, зачастую, требует больше, чем в банках, говорит Хизир Джаримок. При этом продукция его и многих других тепличных хозяйств оказывается на полке через посредников, с которыми у сетей есть договоры.
      «Мы понимаем, что у нас много обязанностей прописано в договорах, это может оттолкнуть производителей, особенно, когда почитаешь раздел «штрафы», — соглашается Юлия Тиханова, ведущий менеджер по закупкам и развитию компании «Лента». При этом она отмечает, что если работа поставщика и сети эффективно налажена, «никаких штрафов нет». «Все проистекает от покупателя, который сегодня требователен», - утверждает Юлия Тиханова.
      По словам заместителя директора филиала «Южный» X5 retailgroupАлексея Полянского, если хозяйствующие субъекты хотят найти общий язык, они его найдут. «Что касается категории фрукты-овощи, то порядка 10% продукции этого сегмента на полках составляет импорт. Но этот импорт касается в основном экзотических фруктов. Мы работаем с отечественными сетями и хотели бы, чтобы к нам пришел также малый и средний бизнес. Что мешает работать с МСБ? У сети есть свои требования по фасовке мойке, маркировке, упаковке. Доходит даже до электронного документооборота. Так сложился рынок, а у МСБ с этим как раз проблемы», - говорит Полянский. По его мнению, сегодня есть дефицит мощностей и промежуточных звеньев, которые объединяли бы малые и крупные предприятия, например, те же овощные базы.
      Генеральный партнер круглого стола: Международный производитель средств защиты растений и семян овощных и полевых культур ООО «Сингента».
      Партнеры круглого стола: производитель субстратов на основе каменной ваты - Корпорация ТЕХНОНИКОЛЬ, Банк «Кубань Кредит», компания «Туманко» —системы туманообразования Россия.
      http://expertsouth.ru/
×
   Сайт работает на облачном сервере ispserver.ru