ЛиС ФИТО
Войти  
Подписка 0
Робот

Кыргызстан. За месяц в Бишкеке продается 450-500 тонн огурцов, и лишь 10 процентов - местного производства

Оцените эту тему

1 сообщение в этой теме

За месяц в Бишкеке продается 450-500 тонн огурцов, и лишь 10 процентов из них местного производства. Об этом сегодня сообщил на круглом столе член Бишкекского делового клуба Тилек Токтогазиев.

По его словам, предприниматели провели расследование. Они выяснили, что в день в столице продается около 15 тонн огурцов, получается 450-500 тонн в месяц. При этом большая часть товара завозная.

 

«Выявить объем контрабандной продукции легко. Надо лишь сравнить, сколько товара официально проходит через границу и сколько продается. Мы со стороны Ассоциации тепличных хозяйств готовы предоставить данные, сколько производим продукта - все вместе взятые. В этом случае можно увидеть разницу. Проблему контрабанды надо срочно решать. Без этого мы не сможем поднять тепличное хозяйство в Кыргызстане», - отметил Тилек Токтогазиев.

 

Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас
Войти  
Подписка 0


  • Похожие публикации

    • Автор: Робот
      Почему Ткачеву турецкие помидоры поперек горла
      Или как глава Минсельхоза заботится об одном отечественном производителе
      Антон Чаблин
      Группа компаний АО «Агрокомплекс имени Н.И. Ткачева», принадлежащая семье министра сельского хозяйства Александра Ткачева, за прошлый год увеличила земельный клин на 440 тысяч гектаров. И вошла в пятерку крупнейших землевладельцев страны. «Агрокомплекс» работает почти во всех аграрных отраслях, а с недавних пор застолбил место и в производстве тепличных овощей. Правда, развивать этот бизнес Ткачевы намерены уже не на Кубани — там семья министра уже заняла все, что могла.
      «Магнит» тоже строит теплицы
      Краснодарский край стал лидером по производству тепличных овощей среди регионов России, сообщила пресс-служба регионального правительства. В прошлом году на Кубани было выращено 88 тысяч тонн овощей (это около 6% от валового сбора в стране, который составил почти 1,6 млн. тонн), в том числе почти 58 тысяч тонн томатов и 26 тысяч тонн огурцов. Средняя урожайность составила 360 ц/га (при том, что овощи открытого грунта на Кубани демонстрируют втрое меньшую урожайность).
      С начала нынешнего года удалось собрать уже 19 тысяч тонн овощей закрытого грунта, что на 10% больше, чем было в аналогичном периоде прошлого года (впрочем, в целом по России рост куда больше — двукратный). По итогам года кубанский урожай планируют довести до 95 тысяч тонн.
      За последние пять лет на Кубани удалось почти вдвое увеличить площадь тепличных комплексов, которая составила более 200 гектаров. Лидером по вводу площадей оказалось ООО «Тепличный комплекс «Зеленая линия», который реализовал инвестпроект по строительству 83 гектаров теплиц в станице Пластуновской Динского района.
      По данным «Коммерсант-картотека», «Зеленая линия», возглавляемая Алексеем Пахоренко, принадлежит акционерному обществу «Тандер» (а оно, в свою очередь, обществу «Магнит» Сергея Галицкого).
      Судя по бухгалтерской отчетности компании, «тепличный» бизнес весьма выгоден: если в 2014 году выручка дочерней компании «Тандера» составила около 1,2 млрд. рублей, то в 2015 году — уже почти 2,9 миллиарда. Также чистая прибыль «Зеленой линии» выросла со 192 млн рублей в 2014 году до 836 миллионов по итогам 2015 года (более свежих данных еще нет). А в октябре прошлого года «Зеленая линия» объявила, что намерена инвестировать 1,8 млрд. рублей в строительство комплекса по выращиванию шампиньонов.
      Второй по значимости проект, по данным кубанского Минсельхоза, — это строительство 32 гектаров теплиц ООО «Овощи Краснодарского края». Эту компанию из Белореченского района возглавляет Александр Калужских, ее основными владельцами (с долей в уставном капитале по 37%), по данным «Коммерсант-картотеки», являются деловые партнеры Игорь Коркишко и Андрей Крайник. Тепличный комплекс стоимостью 3 млрд. рублей, где возможно выращивать 18 тысяч тонн томатов, огурцов, болгарского перца и баклажанов ежегодно, был введен в строй в январе 2015 года.
        Владельцы не раскрываются Третий по значимости «тепличный» проект — это комбинат «Белореченский» на площади 12 гектаров, построенный в Белореченском районе. Генеральным директором и единственным учредителем компании (с уставным капиталом почти 100 млн. рублей), согласно базе «Коммерсант-картотеки», является бизнесмен Аркадий Муравьев.
      Сфера его бизнес-интересов обширна: еще в 2002 году он создал стоматологическую клинику «Денталцентр» в Москве, затем занялся строительством жилья на Кубани. Но затем бизнесмен решил инвестировать в более рентабельную отрасль — аграрную. Он является совладельцем компании «Кольский продукт», которая намерена строить тепличный комбинат… в Мурманской области.
      Тем более любопытно, что среди лидеров в производстве тепличных овощей в Краснодарском крае почему-то нет аграрных предприятий, напрямую связанных с семьей министра сельского хозяйства России Александра Ткачева, бывшего кубанского губернатора.
      По итогам 2016 года, по данным консалтинговой компании BEFL, АО «Агрокомплекс имени Н. И. Ткачева» вошел в пятерку крупнейших землевладельцев страны, увеличив принадлежащей ему земельный клин на 440 тысяч гектаров (теперь он владеет 640 тысячами гектаров).
      Официально структура собственности «Агрокомплекса», как выяснила «Свободная пресса», не раскрывается. Вместе с тем, известно, что фирма является учредителем 27 действующих юридических лиц, причем в уставном капитале 11 Обществ его доля является 100%-ной. Самое крупное дочернее предприятие «Агрокомплекса» — это ООО «Парус Агро Групп», которое в апреле возглавил Валерий Топчиев. Уставный капитал компании составляет более 2,1 млрд. рублей, объем выручки по итогам 2015 года, по данным бухгалтерского отчета, — 27 млн. рублей, а чистая прибыль — 166 миллионов.
      Среди других крупных дочерних предприятий «Агрокомплекса» — Павловский сахарный завод в кубанской станице Атаманской (куплен в феврале 2016 года), «Кубанский бекон» из станицы Павловской, производящий свинину и мясные полуфабрикаты, молочный комплекс «Жуковский» в селе Летник Ростовской области.
      Есть в структуре «Агрокомплекса» также свекловодческое хозяйство «Тихорецкагроинвест», охотничье хозяйство «Кубань» и завод «Сыры Кубани» (оба — в станице выселки Выселковского района), торговые компании «ЛэндАгроГрупп» и «Кубань-2004»… И это, конечно, далеко не полный перечень дочерних предприятий. Управлением финансово-промышленной группой занимается ООО «Мингрельское», зарегистрированное в Краснодаре: его генеральным директоров в феврале нынешнего года стал Дмитрий Фетисов.
      Хинштейн против министра
      Хинштейн (ныне он работает уже не в парламенте, а в Росгвардии) на депутатских слушаниях потребовал от Александра Ткачева отчета о бизнесе его ближайших родственников. Не возникает ли «конфликт интересов» с учетом того, что члены семьи Ткачева занимаются крупным аграрным бизнесом, а он непосредственно эту отрасль экономики курирует.
      После этого в правительстве была создана комиссия, которая провела проверку, есть ли в деятельности министра «конфликт интересов». И в апреле вице-премьер Аркадий Дворкович заявил журналистам об итогах проверки: мол, никакого конфликта нет, так что Ткачев может работать спокойно. Кстати, именно незадолго до этого «Агрокомплекс» как раз завершил сделку по покупке Павловского сахарного завода…
      «Если я министр, это не значит, что они [родственники] должны этот бизнес продать. Это их жизнь, их судьба — целых поколений. Мой отец создавал это предприятие. Я считаю, что все нормально», — прокомментировал выводы комиссии сам Александр Ткачев.
      И действительно, судя по всем отчетам, у семьи министра все нормально: земельный клин прирастает, выручка растет, ширится спектр отраслей, в которых работает «Агрокомплекс». В их число попала и «тепличная»: еще в феврале прошлого года председатель совета директоров «Парус Агро Групп» Андрей Муравьев сообщил о планах строительства тепличного комплекса площадью 50 гектаров… в Красноярском крае.
      Партнером проекта должно стать российское подразделение энергетического гиганта ОАО «Э.ОН Россия»: принадлежащая ему Березовская ГРЭС будет поставлять тепло и углекислый газ, необходимый для выращивания овощей закрытого грунта. И уже сейчас строительство началось, до конца года должен быть сдан первый пусковой комплекс площадью 20 гектаров.
      Похоже, становится понятно, почему Александр Ткачев так истово ратует за то, чтобы запретить ввоз турецких помидоров в Россию. Объясняет он это заботой об отечественном производителе, который, дескать, не выдержит конкуренции. Забывая, впрочем, добавить, что речь идет о производителе вполне конкретном. О компаниях его семьи.
        С просьбой прокомментировать ситуацию, мы обратились к Илье Шуманову, заместителю генерального директора Transparency International Russia:
      — Вопрос наличия у министра сельского хозяйства Ткачева «конфликта интересов» уже давно вышел за пределы российского информационного поля. Имя Ткачева уже стало нарицательным, отождествляя собой пример того, что происходит, когда контролирующие органы сквозь пальцы смотрят на личную заинтересованность высокопоставленных чиновников.
      Должностные полномочия Ткачева имеют прямое отношение к агропромышленному рынку, на котором одну из лидирующим позиций занимает «Агрокомплекс», предприятие его семьи.
      Стремительный рост земельных активов у «Агрокомплекса» за последние несколько лет фактически закрепляет доминирующее положение этого предприятия на сельскохозяйственных рынках целого ряда регионов.
      Помимо этого, Ткачев является одним из ключевых лоббистов импортозамещения на рынке сельскохозяйственной продукции, фактически работая в интересах своей семейной кампании.
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот

      © РИА Новости, Вадим Жернов 
      Что, если Россия не будет покупать помидоры?
      Гюнгёр Урас (Güngör Uras)
      В 2014 году из России прибыло 4,4 миллиона туристов. Наши доходы от туризма составили 3,4 миллиарда долларов. В 2015 году число посетителей насчитывало 3,6 миллиона, доходы от туризма — 2,5 миллиарда долларов. В 2016 году количество туристов снизилось до 866 тысяч, доходы от туризма — до 550 миллионов долларов.
      Сокращение числа российских туристов отразилось на валютных доходах страны.
      До введения эмбарго мы экспортировали в Россию 350 тысяч тонн помидоров в год. Годовой доход от этого экспорта был равен 195 миллионам долларов.
      Хорошо, если эмбарго на поставку помидоров будет снято. Если нет и запрет сохранится, наши производители и экспортеры немного огорчатся, но наши потери доходов от экспорта не сломят ни производителей, ни экспортеров. Эти потери валютных доходов не пошатнут экономику.
      Помидоры не сходят с первых строчек экономической повестки дня.
      В целом было признано, что помидоры — причина инфляции. Не заканчиваются разговоры о том, что на плантациях помидоры стоят три куруша (разменная монета Турции, равная одной сотой турецкой лиры — прим. пер.), а в магазине — пять курушей.
      Мы начали верить, что, когда Россия не покупает помидоры, производители находятся в растрепанных чувствах, доходы от экспорта существенно падают.
      Мы производим 12 миллионов тонн
      На производство помидоров влияют сезонные условия. Производители жалуются на низкую цену на плантациях, а потребители — на высокую цену в магазине.
      В совокупном экспорте свежих овощей и фруктов, а также в доходах от этого экспорта вес помидоров, которые идут в Россию, не так велик, чтобы пошатнуть экономику.
      В среднем в год мы экспортируем 3,5 миллиона тонн свежих овощей и фруктов. От этого экспорта мы получаем доход 2,5 миллиарда долларов.
      За год производится около 12 миллионов тонн помидоров. Половину этого объема составляют помидоры, которые на протяжении года выращиваются в теплицах и преимущественно потребляются в свежем виде.
      Треть производимых помидоров перерабатывается. 80% из них идет на изготовление томатной пасты, 15% — на консервирование, 5% — на производство кетчупа и томатного сока.
      Остальные восемь миллионов тонн помидоров во многом потребляются в свежем виде внутри страны.
      Экспорт — 543 тысячи тонн
      В 2015 году было экспортировано 543 тысячи тонн свежих помидоров. В 2016 году из-за российского эмбарго общий экспорт помидоров упал до 480 тысяч тонн.
      Доходы, получаемые от экспорта помидоров в разные страны, сократились с 297 миллионов долларов до 238 миллионов.
      Повторим, что до санкций в 2015 году мы экспортировали 350 тысяч тонн помидоров в Россию и получили доходы в размере 195 миллионов долларов.
      Именно столько мы потеряем, если вообще не сможем продавать помидоры в Россию.
      Экспорт помидоров важен, экспорт в Россию важен, но доля экспорта помидоров в общем объеме производства свежих овощей и фруктов и доходах от экспорта не так велика.
      Помидорный сектор Турции не обвалится, если так и не сможет продавать свою продукцию в Россию. В доходах от экспорта не будет большого снижения из-за того, что Россия не покупает помидоры.
      Производитель Grow Fide из Антальи Хасан Унал (Hasan Ünal) принес плохую новость. В январе и марте этого года из-за холодов оплодотворение тепличных помидоров было низким. И до тех пор пока не появятся полевые помидоры, цены будут расти, поскольку тепличное производство не может удовлетворить спрос.
      Беседа о помидорах, безусловно, продолжится… Неужели для нашего народа помидоры действительно стали незаменимым продуктом? И поэтому наш народ пребывает в поисках дешевых помидоров на протяжении 12 месяцев?
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот
      Запрет на ввоз в РФ турецких овощей стал стимулом для развития импортозамещения в тепличном овощеводстве. DW узнала, насколько это перспективная идея, и как она реализуется.
       
      Эмбарго на импорт турецких овощей, введенное 1 января 2016 года, заставило российские власти включить тепличное овощеводство в госпрограмму поддержки сельского хозяйства. Совокупные годовые затраты государства и бизнеса на эти цели оцениваются экспертами в 570 млн долларов, что превышает стоимостные объемы импорта в Россию турецких томатов и огурцов в годы, предшествовавшие санкциям. Насколько целесообразна такая переплата, выясняла DW.
      Помидоры и санкции
      С момента введения эмбарго Россия сделала несколько послаблений для турецких экспортеров: сначала на российский рынок был открыт доступ цитрусовым и косточковым, затем - луку, цветной капусте, гвоздике и брокколи. После этого главными в перечне продуктов, оставшихся под запретом, остались томаты и огурцы.
      В перечне турецких продуктов, импорт которых запрещен в РФ, остались томаты и огурцы
      По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), совокупно на их долю до эмбарго приходилась одна пятая всего экспорта продовольствия в Россию из Турции: 18,1 процента занимали томаты, 1,9 процента - огурцы.
      Запрет на турецкие томаты стал ощутимым не только для страны-экспортера, но и для страны-импортера. Как сказано в апрельском мониторинге экономической ситуации в РФ, подготовленном экспертами РАНХиГС, Института Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли, 43 процента всех импортных помидоров в России до эмбарго были турецкими. В 2015 году на их закупку, по данным ФТС, было потрачено 330 млн долларов (в 2014 году - 436,5 млн).
      Ставка на Подмосковье
      После введения санкций в отношении Турции поддержка овощеводства была оперативно включена в госпрограмму поддержки российского сельского хозяйства. Всего было одобрено двадцать инвестпроектов с объемом субсидий в 5,7 млрд рублей (20 процентов от стоимости проектов). По оценке директора Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Натальи Шагайды, общие затраты государства и бизнеса на эти цели составили 34,2 млрд рублей или примерно 570 млн долларов.
      Одним из главных получателей госсубсидий (почти 900 млн рублей) стала Московская область (это следует из приложения к протоколу комиссии по отбору инвестпроектов Минсельхоза). В числе других регионов - Чечня, Башкортостан, Татарстан, Мордовия, Челябинская, Саратовская, Костромская и Новосибирская области.
      В том, что такой выбор экономически оправдан, эксперты не уверены. "Не были выделены те регионы, где в теплицах можно получить конкурентные по цене с турецкими - самыми дешевыми из импортных - томаты", - пишет в своей части апрельского мониторинга Шагайда.
      Конкуренты из разных стран
      Затруднительно для российского производителя будет конкурировать по цене и с экспортерами из соседних теплых стран - Казахстана, Киргизии и Армении, входящих в ЕАЭС, а также из Узбекистана и Азербайджана, имеющими упрощенный выход на российский рынок. "Это повышает риски инвестирования в тепличную отрасль России", - считает Наталья Шагайда. Эксперт допускает, что в связи с этим российские производители овощей будут добиваться для себя от властей новых преференций.
      В российских супермаркетах премиум-класса цена томатов превышала 900 рублей за кило
      Руководитель аналитического отдела консалтинговой компании "Директ ИНФО" Евгений Иванов считает наиболее сильным иностранным игроком на российском томатном рынке Азербайджан. "Азербайджан динамично наращивает объемы поставок в Россию в зимний период. При этом качество его помидоров чаще всего достойное, восприятие потребителей положительное. По этим причинам, как правило, азербайджанские помидоры попадают в средний и высокий ценовые сегменты. Не верится, что российские тепличные хозяйства способны производить аналогичную по качеству продукцию", - объяснил он DW.
      Как импорт устроен сейчас
      По иронии судьбы сегодня серьезные неприятности в плане конкуренции азербайджанским поставщикам доставляют их армянские коллеги. Но вовсе не из-за рекордной урожайности томатов. Традиционно эта страна поставляла в Россию мизерное количество помидоров: всего 123 тонны в 2014 году, 758 тонн - в 2015-м. Однако в 2016 году Армения резко увеличила экспорт в Россию - сразу на 30,7 тысячи тонн. Традиционный поставщик томатов в РФ Азербайджан нарастил экспорт на сравнимую величину - на 33 тысячи тонн (до 98,2 тысячи).
      По словам Иванова, с высокой долей вероятности можно говорить "о том, что значительная часть импортируемых из Армении томатов - турецкого происхождения". Иными словами, повторяется сценарий с "белорусскими мидиями", когда из-за контрсанкций, наложенных Россией на западноевропейские продукты, они хлынули в РФ через Беларусь. Кстати, как отмечает эксперт, на этот раз подозревать Беларусь в реэкспорте не приходится: логистически он невыгоден, о чем говорит и статистика: в 2016 году экспорт белорусских томатов в РФ упал более чем на 10 тысяч тонн (до 82,6 тысячи).
      Чемпионом по наращиванию поставок является Марокко: экспорт в Россию из этой страны в 2016 году вырос более чем вдвое и составил 126,5 тысяч тонн. Неизменными остались поставки из Китая - 86,4 тысячи тонн. При этом суммарные объемы импорта Россией сократились на 26,6 тысячи тонн. По словам Иванова, вероятно, это как раз те объемы, которые удалось компенсировать при помощи импортозамещения. Турция поставляла в Россию примерно в 13 раз больше.
      В два раза дороже турецких
      Как отмечает Наталья Шагайда, вопрос о том, смогут ли эту нишу занять российские производители, особенно с ценой, удовлетворяющей покупателя, остается открытым. Пока статистика, предоставляемая Росстатом, показывает, что отпускные цены российских тепличных хозяйств значительно превышают среднюю цену ввоза импортных томатов, рассчитанную по всем импортерам.
      Так, к концу 2016 года средняя стоимость килограмма импортных помидоров составляла примерно 75 рублей, российских тепличных хозяйств - 82 рубля. Средняя розничная цена в магазине достигала 130 рублей (в отдельных супермаркетах премиум-класса отпускная цена превышала 900 рублей за кило). В это время килограмм турецких томатов, поставляемых на рынки ЕС, не достигал в перерасчете на российскую валюту и 60 рублей за килограмм.
      По словам Евгения Иванова, говорить о том, что вложенные в российское тепличное хозяйство инвестиции были не напрасными, можно будет лишь тогда, когда этот бизнес начнет стабильно приносить налоговые отчисления в бюджет, а "цена на российскую продукцию будет не выше, чем на импортную без потери качества".
      Ссылка на источник
Пользовательский поиск