Перейти к содержимому
ЛиС ФИТО
Войти  
Робот

20-метровые томаты и урожай круглый год: тепличное хозяйство в Кушкуле выходит на новый уровень - Вести.Ru

Оцените эту тему

Recommended Posts

   
 
6 сентября 201620:37 ГТРК "Оренбург"

20-метровые томаты и урожай круглый год: тепличное хозяйство в Кушкуле выходит на новый уровень

Овощи от местного производителя круглый год — совсем скоро это станет реальностью. Теплица в поселке Кушкуль выходит на новый уровень. Помидоры и огурцы будут на столах оренбуржцев даже зимой. Сегодня помещение для выращивания культур расширяется, и к новому году работы обещают закончить.

 

Кушкульские теплицы разрастаются на глазах: дополнительно оборудуются 4 гектара к уже имеющимся 3. Строительство в самом разгаре: металлический каркас собран уже на 95 процентов. Для благоприятного микроклимата необходим объем — конструкции новых теплиц выше прежних в два раза. Основные элементы здесь уже установлены и поэтому масштаб объекта сложно недооценить. В новом тепличном комплексе маты и коробочки с рассадой на земле больше не встретишь. Латки планируется подвешивать на высоту 70 см — так ухаживать за ними будет гораздо легче. Кроме того у растений исчезнет понятие "потолок". Если сейчас больше 3 метров они точно не вырастут, в новых условиях — на так называемом приспускании — когда побеги подвешиваются на крючки — томаты смогут дорасти до 20 метров.

"В старых теплицах у нас в среднем урожайность составляет около 30 кг томатов с 1 кв метра. Это за год. В новых планируем собрать 75 кг с 1 кв метра", — поделился планами с корреспондентами портала ВЕСТИРАМА.РУ главный агроном ООО "Экоферма "Кушкульские теплицы" Михаил Палаев. Но главное преимущество не в этом: в теплицах нового поколения овощи будут расти круглогодично. Современные лампы заменят им солнечный свет."С помощью ламп идет досвечивание, что позволяет круглый год выращивать без перебоев продукцию, в чем-то даже и качественнее, потому что все будет происходить дозировано", — отмечает генеральный директор ООО "Экоферма "Кушкульские теплицы" Константин Шнайдер.

В Кушкульских теплицах надеются на господдержку. Ведь 1 гектар таких сооружений обходится в среднем в 150 миллионов рублей. Местный производитель сможет возместить прямые понесенные затраты при строительстве объекта, если в Минсельхозе России одобрят его проект.  И тогда на новогоднем столе оренбуржцев появятся наши овощи.

Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас
Войти  


  • Похожие публикации

    • Автор: Редактор
      Фото: «Это Кавказ» В Кабардино-Балкарии, выше Нарткалы и ближе к горам Кавказского хребта, живет село Кахун. Его название объясняется как «будущее, которому следует быть». Кахунцы иногда переводят топоним как «созреет». И то и другое верно — здесь зреют помидоры, несущие в село будущее.
      Томатный ренессанс
      Кахунские помидоры — розовые, сладкие, с едва заметными бороздками — стали локальным брендом. Они не продаются тут в магазинах, потому что у каждого жителя во дворе непременно стоит теплица, где вьются зеленые плети и наливаются спелостью плоды. В сезон местные помидоры несколько раз в неделю отправляют в Москву. В село охотно приезжают перекупщики на огромных фурах и увозят тысячу коробок за раз. Помидоры появятся на крупнейшем оптовом рынке столицы «Фуд Сити» с табличкой «Кахун» и будут стоить в несколько раз дороже.
      Огороды здесь начали разбивать еще в пятидесятые, а во время безработицы в 90-е поняли: надо ставить теплицы. Все село принялось выращивать томаты — и не прогадало. С тех пор так и повелось: в каждом дворе несколько теплиц, или балаганов. И если раньше в Нарткале было пять заводов, теперь остался один — консервный. Так томаты спасли Кахун от бесславной судьбы нищего села. Благодаря тяжелой работе семь тысяч кахунцев нашли свое место под солнцем.
      Дорогое удовольствие
      Окна внушительных домов кахунцев непременно смотрят во двор, заборы высоки, везде неизбежные ворота со сложной ковкой. Рядом с домом обязательно лавочка — посидеть с соседями в вечерней прохладе.
      — Вчера вот думаю, гости же придут, надо ворота протереть. Не успели, — сетует фермер Амир Шибзухов, останавливая машину у идеально чистых ворот. За воротами и строящимся домом скрывается четверть гектара теплиц.
      У Амира клетчатая рубашка, цепкий взгляд и мозолистые руки крестьянина. По образованию он инженер. Родился в Кахуне, уезжал учиться в Новочеркасск, потом вернулся на родину, работал на строительстве гидроэлектростанций на реке Черек. В девяностые ГЭС стали никому не нужны. Зато Амиру нужно было кормить семью. И он построил во дворе дома свою первую теплицу. Потом еще одну и еще. Дело пошло в гору — теперь бывший инженер собирает 60 тонн помидоров в год.
      — Когда я только начал заниматься теплицами, сажал красные помидоры. Потом пошла мода на розовые, и все кахунцы на них переключились. Самый популярный сорт называется Pink Paradise. Они вкуснее, дороже, и спрос на них в крупных городах больше. Прихотливее, чем красные, но и ценятся выше, — рассказывает Амир.
      На вид Pink Paradise напоминают помидоры «дачно-советского» сорта Бычье сердце. Тяжелые, налитые плоды, нежно-розовый оттенок сахаристой мякоти и зеленые косточки. Их хочется скорее есть, посыпав крупной солью и закусывая помидорную кислинку ломтем домашнего сыра. А если добавить сметану и кусок свежего хлеба, то получится полноценный летний обед.
      — С сортами российских селекционеров мы не работаем. Все это — голландские и французские подвиды, — Амир кивает в сторону теплиц. — Семена стоят дороже золота, но зато плоды получаются упругими и хорошо переносят транспортировку.
      Одно семечко обходилось фермеру в пять-шесть рублей — это очень дорого. Поэтому несколько лет назад Амир решил: зачем платить больше, если можно снимать семена самому. Закупил элитные сорта. Селекционный круг замкнулся, теперь огород обеспечивает себя сам.
      — Все, что связано с помидорами, стоит дорого, — объясняет Амир. — Раньше в Москве было несколько оптовых рынков. И закупочная цена на овощи как-то держалась на нормальном уровне. Теперь всех согнали в одну кучу — «Фуд Сити», и цена резко упала.
      Во дворе у теплиц — емкость, источающая едкий травяной запах. Оказывается, в ней настаивается крапива и луговые травы — органическая добавка. Еще Амир использует куриный помет, а вот химических удобрений избегает. Без них выращивать томаты еще дороже, но зато «они хоть пахнут как помидор».
      Фермеру жаль, что аромат настоящего помидора знают немногие. Поэтому он планирует развивать в поселке экологический туризм. Пока с социальным уклоном: придумал экскурсии для детдомовцев. Говорит, хочет показать детям труд.
      Помидорное чудо
      Жена Амира Люсена хлопочет на укладке урожая, параллельно срывает черешню для гостей, заваривает чай и говорит по телефону. Кахунские помидоры сопровождают ее все время, что она живет в селе. То есть всю жизнь.
      Амир меланхолично наблюдает за суетой из глубокого кресла. Он называет супругу бухгалтером и прокурором. Люсена отвечает за сбыт овощей. У Амира много друзей, а всем особые условия и низкие цены не предложишь.
      Во дворе под навесом собранные помидоры подставляют солнцу зеленоватые бока — с утра набрали плодов на несколько десятков двадцатикилограммовых коробок. Пестрая россыпь ждет своего часа. Обычно на укладку нанимают рабочих, но в этот раз раскладывать овощи Люсене пришли помочь соседки. Они споро распределяют плоды по коробкам: крупные направо, средние налево, некондиционную мелочь в мусор — и беззлобно шутят:
      — А почему вы нас не позвали фотографироваться? Думали, только у вас помидоры?
      В Кахуне помидоры у всех. И поэтому с помощью проблем нет. Соседи сообща ставят новые теплицы, ремонтируют старые и даже недавно сбежавшего вислоухого кота Шибзуховых искали вместе.
      — В Кабардино-Балкарии много сел. Почему помидорное чудо случилось у вас?
      — Село богатое, потому что все пашут, как ишаки, — говорит прокурор и бухгалтер.
      И добавляет, что, конечно, еще дело в ключевой воде, которая тут буквально под ногами, и в удачном расположении села.
      — Видели, у нас через огород маленькая речка бежит? Мы вырыли свой колодец, и поэтому никаких проблем с водой нет. Горы защищают плоды от ветров, вода питает корни. Что нам остается? Собирать урожай, — задумчиво говорит Люсена. — Еще хорошо, что молодежь наша в основном остается в селе. Нет такого — лишь бы уехать. Они же видят, что родители пусть с большим трудом, но сделали свой бизнес. Уезжают те, кто хочет шальных денег. Потому что теплицы — это доход, но и тяжелая работа.
      В Кахуне остался и младший брат Амира Заур. У него есть другая работа, но семейное дело, кажется, не могло обойти его стороной: в теплицах Заура плодоносят шесть тысяч помидорных кустов.
      — Что ж я буду уезжать искать приключения? Мне и тут хорошо, — говорит Заур. На нем майка с надписью «Делать то, что хочешь — это свобода, любить то, что делаешь — это счастье».
      Другая планета
      Жаркий полдень. Молодая красивая женщина встречает нас у своего двора. Оправляет подол цветного платья. Волосы забраны в строгий хвост. Ирину Тохову здесь называют железная леди. До того, как заняться помидорами, она работала в налоговой инспекции Нарткалы. Как и Амир, ушла с работы, не очень представляя, что делать дальше. Восемь лет назад построила во дворе дома первые две теплицы.
      — Надо было как-то жить. Я быстро переквалифицировалась. И сразу влюбилась в это дело. Помидор — самое благодарное и выносливое растение. Вот я их сейчас водой полью, через полчаса вы увидите эффект, как они приободрятся. У меня теперь двадцать две теплицы, и каждый помидорчик я знаю буквально в лицо. Могу с этими помидорами делать что угодно, как из пластилина, — говорит она.
      Мы идем между рядами теплиц. У входов в них веет невыносимым жаром — два слоя пленки плюс отопление создают помидорам комфорт, а вот непривыкшему человеку находиться в теплицах невозможно.
      День Ирины, как и ее соседей, начинается в три утра. Затемно она отправляется в теплицы и остается там, пока солнце не начнет припекать: опрыскивает, пасынкует — обрывает верхние побеги, подвязывает помидорные плети. Ей помогают брат и сноха.
      — Раньше я думала, где бы сделать маникюр получше и отдохнуть покруче. А теперь — все мысли в теплицах, — говорит она.
      Когда к Ире приезжают подруги из Нальчика, всякий раз удивляются.
      — Вроде бы Нальчик недалеко. Но для городских как будто другая планета, они смотрят на теплицы как на что-то фантастическое. Спрашивают, можно ли потрогать листья. Если у нас так, представляю, что же в Москве творится! Как-то приехала подруга. В куртке от Chanel зашла в теплицу. Говорит — пусть помидорным ароматом пропахнет, дома буду нюхать.
      Тепличное братство
      В хозяйстве Ирины двадцать тысяч корней. Благодаря отоплению урожай можно собирать три раза в год. Помидоры вместе с остальными кахунскими на большой фуре отправляются в Москву.
      — Когда была забастовка дальнобойщиков, цена упала до двух рублей за килограмм, так много было у всех товара, — вспоминает Ирина. — Мы чуть не разорились, но как-то выстояли.
      Нормальная оптовая цена для крупных розовых помидоров — от шестидесяти рублей за килограмм. Но есть и те, кто может позволить себе демпинговать.
      — Наши главные конкуренты — те, кто работает по китайской технологии, — считает хозяйка теплиц. — Через посредников они берут землю в Кабардино-Балкарии в аренду, работают на ней два года. Заливают химией, выжимают все что можно. После этого на земле ничего не растет десять лет. Выжжено. Китайские помидоры под палящим солнцем могут целыми днями лежать и не портиться.
      Такие фермеры работают в других районах республики. В Кахун, думает Ирина, их бы просто не пустили люди.
      В 2014 году в селе случился ураган. Теплицы Ирины, Амира и всех их соседей стихию пережили с трудом. Зато потом все вместе за пять дней натянули новые балаганы. Все в Кахуне — знакомые, друзья или родственники.
      — Выращивание овощей — это как карточная игра. Всегда идешь на риск. Урожай нельзя застраховать, теплицы нельзя застраховать (так как это не капитальная постройка. — Ред.). Зато есть на кого положиться в случае чего. Думаю, если бы не было такой взаимовыручки, не выросло бы село, — говорит Амир.
      Ирина разрезает крупный помидор на две части.
      — Каждый раз внутри разный рисунок. Это словно отпечатки пальцев, не повторяется. Так и наш Кахун. Нет больше другого такого.
    • Автор: Робот
      У начинающих фермеров из Цхинвала братьев Хубежовых в теплице плодоносят более трех тысяч саженцев розового томата. Теплица расположена в конце улицы Героев, неподалеку от здания Дома престарелых.
      Отборным урожаем хозяева парника радуют столичного покупателя более двух месяцев. В день предпринимателям удается продавать  до 120 килограмм помидор.

      Как рассказал ИА «Рес» один из совладельцев парника Сослан Хубежов, саженцы были высажены в апреле и уже в начале лета был первый урожай.

      «Мы немного запоздали с посадкой рассады, но все же урожай нас радует. Мы с братом за ним ухаживаем. К растениям надо относиться бережно, они ведь живые, реагируют на перепады температуры, тогда они ответят обильным урожаем», - делится навыками предприниматель.
      Фермер подчеркнул, что выбор пал на розовый томат из-за  выносливости сорта, рассаду которого братья  привезли из Кабардино-Балкарии.

      «У нас есть друзья из Северной Осетии, которые также занимаются выращиванием томатов, и они нам посоветовали именно этот сорт. Они же нас консультируют по вопросам тепличного хозяйства. Мы пока начинаем узнавать о тонкостях дела», - говорит он.
      Сослан также отмечает, что при разведении томатов  практически не пользуются химикатами.
      «Мы подкармливаем почву органическими удобрениями. Иногда растения заболевают, и тогда мы вынуждены  прибегать к  химикатам», - поясняет он.  

      По словам Хубежова, парник они с братом строили около двух лет, а учитывая ее расположение, можно только удивляться трудолюбию начинающих овощеводов.

      «Возведение теплицы – дело непростое и затратное. Много сил было приложено для создания теплицы, но мы справились, теперь надеемся, что парник себя окупит.  К наступлению холодов уже готовимся – установим котлы и проведем отопление»,  - уточняет Сослан.
      Длина теплицы около 60 метров, ширина – 20, добавил он, и всю конструкцию возводили сами.
      Земля, на которой выращивают свои томаты братья Хубежовы, не обрабатывалась многие годы и из-за этого, работы в разы больше.
      «Когда земля не обрабатывается много лет, то почва становится жестче и сорняки выкорчевывать тоже следует чаще», - пояснил фермер.
      Цены у фермеров умеренные от 50 до 80 рублей за килограмм в зависимости от величины помидора.

      «Мы не поставляем на рынок или в магазины помидоры. Здесь у нас небольшой вагончик, где и реализуем свой урожай. Горожане знают и приезжают закупать помидоры», - рассказал Сослан.
      Хубежов отметил, что в следующем году они с братом продолжат выращивание томатов.
      Длина теплицы около 60 метров, ширина - 20. 
      Авторство: Элина Габараева Ссылка на источник
    • Автор: Робот
      В КФХ "Ягодная долина", расположенном в селе Большие Яки Зеленодольского района Татарстана, сообщили о планах по переводу выращивания ягод под пленку. Об этом со ссылкой на Ильдара Ситдикова, руководителя хозяйства, выращивающего землянику, ежевику, малину, смородину, а также тыквы, пекинскую капусту и салаты.
      "Благодаря этому урожайность повысится как минимум в два раза, качество ягоды будет намного выше, не будет раздражителей вроде лишних осадков, которые приводят к гниению, порче ягоды. Выращивать клубнику в открытом грунте становится делом рискованным, слишком много сюрпризов преподносит погода. Министр сельского хозяйства Марат Ахметов предложил создать новую программу, перенять опыт Нидерландов и Турции и перевести выращивание овощей и ягод в неотапливаемые теплицы. Мы уже нашли местного производителя каркасных теплиц", – пояснил глава "Ягодной долины".
      Такое решение в хозяйстве приняли после неожиданных заморозков в мае, когда, по словам агронома КФХ, из-за понижения температуры в период цветения было потеряно 30% урожая земляники.
      При этом земляника является основной культурой, выращиваемой в хозяйстве. Из 30 на, которые занимает "Ягодная долина", под земляникой находятся 8 га, под малиной – 6 га, под смородиной – 4 га, под пекинской капустой и тыквой – по 2 га. На 0,2 га выращиваются салаты четырех видов (лолло россо, айсберг, радиччио, романо). На плантациях установлено капельное орошение. Сбор урожая осуществляется в ручную силами местных жителей, но рабочих рук не хватает.
      "Ягодная долина" – это также питомник малины, смородины и земляники.
      Ильдар Ситдиков убежден, что в татарстанском климате беспроигрышно заниматься смородиной: "Это супернеубиваемый вариант для фермеров и инвесторов: есть погода, нет погоды, смородина растет и дает высокий урожай. Культура для нашего региона традиционная. Мы хотели бы, чтобы фермеры занялись выращиванием смородины, сбыт мы организуем. У нас в республике есть субсидии в размере 70 процентов от затрат на полив, на покупку обрабатывающей техники, комбайнов, специализированной техники по уходным работам и обработке почвы, есть погектарная поддержка от бюджета РФ при закладке плодовых насаждений, которая конкретно за гектар посаженной площади выплачивается. Также до начала плодоношения действуют федеральные субсидии на уход за многолетними насаждениями. Они тоже помогают снять часть трат".
      На предложение Ситдикова уже откликнулось КФХ Мифтяхетдиновой из Буинского района, в котором смородину выращивают на 7 га.
      Ссылка на источник
Пользовательский поиск





×
   Сайт работает на облачном сервере ispserver.ru