Перейти к содержимому
ЛиС ФИТО

Оцените эту тему

Recommended Posts

Тепличный бум приносит первые плоды № 38 (529) от 29 сентября 2016 [ «Аргументы Недели » ]

Разразившийся в нашей стране после введения продовольственного эмбарго тепличный бум начал приносить первые плоды. Причём в буквальном смысле – по данным Минсельхоза, к концу сентября в России уже собрано 472 тыс. тонн тепличных овощей. Это на 19% больше, чем в прошлом году. Результат, как говорится, налицо.

Лучше всего в российских теплицах сейчас растут огурцы и помидоры. Первых собрано уже почти 333 тыс. тонн. В прошлом году огурцов было на 26 тыс. т меньше. А урожай томатов составил 125,4 тыс. тонн. В 2015 г. их собрали всего 79,5 тыс. тонн. На долю всех остальных овощных культур приходится 13,5 тыс. т (в прошлом году – 8,4 тыс. т).

При этом оставшиеся без российского рынка аграрии других стран понесли за время санкций значительные убытки. К примеру, турецкие фермеры из-за политики президента Р. Эрдогана лишились 150 млн долларов. Главный поставщик овощей и фруктов в Россию – турецкая провинция Анталья, на долю которой ранее приходилось 2/3 всего турецкого экспорта, – сократила поставки на 91%. Впрочем, пока окончательно радоваться рано. Как считают эксперты, запуск новых проектов ещё не позволяет полностью решить вопрос самообеспечения нашей страны овощами. Для этого необходимо увеличить инвестиции в отрасль.

Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас
Войти  


  • Похожие публикации

    • Автор: Робот
      Самое необычное импортозамещение: подмосковная ферма наращивает производство шмелей

        Эти насекомые — незаменимые помощники для тепличных хозяйств. Еще несколько лет назад шмелей приходилось выписывать из-за рубежа, а сейчас необходимость в этом практически отпала. Наши подмосковные шмели к тому же адаптированы для работы в суровых условиях, не боятся холодов и могут работать круглый год.
      — Через несколько недель это гнездо уйдет в тепличное хозяйство, где будет опылять томаты.
      В этой подмосковной лаборатории выращивают шмелей для опыления тепличных овощей и фруктов. В отличие от пчел, они менее привязаны к естественному циклу, могут работать и в зимний сезон. А еще умеют сами себя согревать, создавая вибрацию.
      "В среднем использование шмелей увеличивает урожайность где-то на 30 процентов. А в определенных культурах без шмелей вообще невозможно получить урожай. Например, голубика — у нее специфический цветок, никакое другое насекомое просто не может его опылить", — объясняет заместитель директора компании по промышленному производству шмелей Семен Шишкин.
      Производство шмелей особенно развито в Европе, главные импортеры — Бельгия и Израиль. В России всего две фермы, где выращивают своих насекомых, одна из них — в Москве. Ежегодно в тепличные хозяйства по всей стране компания отправляет более 10 тысяч гнезд. Ферма обеспечивает почти половину отечественного рынка.
      "Изначально, конечно, технологии были взяты европейские, мы следовали им, но в результате работы поняли, что нужно что-то менять — в силу климата, каких-то рабочих особенностей. Наш шмель адаптирован территориально, поэтому то, что мы выращиваем, предназначено для российских тепличных комбинатов", — говорит директор компании по промышленному производству шмелей Елена Шишкина.
      Наши российские шмели уже 10 лет трудятся в Федеральном научном центре овощеводства — это главный поставщик качественных семян в стране. В каждой теплице поселили по одной полосатой семье — этого достаточно.
      "Мы видим растения капусты, которые опыляются нашими помощниками в работе — шмелями. Вы видите — на некоторых растениях уже появляются стручки. Они вполне справляются со своей работой, очень хороший получается урожай. В любую погоду — даже в пасмурную", — говорит заведующая лабораторией Федерального научного центра овощеводства Людмила Бондарева.
      Скоро ферма начнет выращивать и хищных насекомых — энтомофагов, 20 разных видов. Они лучше любого химиката могут бороться с вредителями, которые атакуют сады — например с паутинным клещом или белокрылкой. Получить живую защиту для своих теплиц смогут не только крупные хозяйства, но и обычные дачники.
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот
      Татьяна Кулистикова   Как развивался агросектор при бывшем министре     Ткачев уверен, что сельское хозяйство продолжит «идти в гору» Фото: М. Стулов После трех лет работы на посту министра сельского хозяйства Александр Ткачев покидает Минсельхоз. Его преемником назначен председатель правления Россельхозбанка Дмитрий Патрушев.
      Слухи о том, что Ткачев не войдет в новый состав правительства ходили не один месяц, несмотря на то, что серьезных претензий к его работе не было ни у главы государства Владимира Путина, ни у бизнес-сообщества. Правда, источники в отрасли говорили, что у министра непросто складываются отношения с премьером Дмитрием Медведевым: чего только стоил публичный упрек Ткачева за опоздание на заседание правительства и совет ставить будильник «в разные места». Глава кабмина якобы был недоволен засильем в Минсельхозе выходцев из Краснодарского края: так, должность первого замминистра пока еще занимает Джамбулат Хатуов, замминистра — Евгений Громыко. Оба работали с Ткачевым, когда он руководил Кубанью.
      Как бы то ни было, но по сравнению со своими предшественниками Еленой Скрынник и Николаем Федоровым Ткачев показал себя деятельным и инициативным министром. Хотя нередко в отрасли его и упрекали за излишние обещания и чрезмерный оптимизм. Тем не менее, при Ткачеве производство сельхозпродукции за три года выросло в сумме на 9,8%, было получено два рекордных урожая зерна, в том числе в 2017-м сбор стал крупнейшим за всю историю страны (135,4 млн т). Также были хорошие показатели по другим агрокультурам, заметно увеличился интерес инвесторов к тепличному овощеводству. Кроме того, за это время на 1,4 млн т выросло производство мяса (хотя в большей степени это результат ранее сделанных инвестиций), и даже в молочном секторе наметилась позитивная динамика. «Агроинвестор» вспомнил, как Ткачев начинал работу в Минсельхозе и чего смог добиться за эти годы.

      100% замещения импорта не произошло
      Александр Ткачев был назначен министром сельского хозяйства в апреле 2015-го после 14 лет на посту губернатора Краснодарского края. Учитывая аграрную специфику региона, это назначение выглядело понятным и логичным, особенно в период активизации политики импортозамещения на волне продэмбрго. Глава государства тогда поручил новому министру сосредоточиться именно на решении проблемы замещения импорта. Вскоре после вступления в должность Ткачев говорил, что уже через два-три года Россия сможет существенно заместить импортное продовольствие и отечественные продукты питания займут 90% российского рынка. Чуть позже глава Минсельхоза предположил, что в течение десяти лет российское продовольствие эволюционным путем полностью вытеснит импорт. Правда, некоторое время спустя он уточнял, что, конечно, речь не идет о самообеспечении бананами и некоторыми другими видами продукции, которые у нас просто невозможно вырастить. Да и по части молочной продукции оказалось, что не все так просто: период достижения уровня продовольственной безопасности в этом секторе Ткачев оценивал минимум в 15 лет. Однако всем остальным аграрии обязаны накормить и Россию, и другие страны, не раз акцентировал министр.
      Насколько успешно удалось заместить импорт за три года — однозначно оценить сложно. Объем ввоза сельхозсырья и продовольствия в Россию в 2015 году составлял $26,6 млрд, в 2016-м снизился до $25 млрд (правда, здесь нужно учитывать девальвацию рубля), а по итогам 2017-го достиг $28,8 млрд. Доля импортного продовольствия в общих ресурсах торговли, по данным Росстата, в 2015 году составляла в среднем 28% против 34% в 2014-м. Годом позже она уменьшилась до 23%. Итоговых показателей за 2017-й статведомство пока не опубликовало, по результатам трех кварталов доля иностранных продуктов питания была на уровне 22%.

      При этом экс-глава Минсельхоза всегда активно выступал за ограничения импорта и поддерживал продэмбарго. Хотя и отмечал, что в целом агросектор готов к его отмене. Россия должна противостоять конкуренции с импортом не запретительными мерами, а тем, что наша продукция дешевле и качественнее, настаивал Ткачев.
      Однако в «активе» бывшего министра есть инициатива, касающаяся санкционной продукции, которая до их пор неоднозначно воспринимается в обществе. Именно он в июле 2015-го на встрече с Владимиром Путиным предложил уничтожать продовольствие, незаконно ввозимое в страну из государств, попавших под эмбарго. Идея была поддержана. С августа 2015-го до января 2018 года Россельхознадзор уничтожил в целом свыше 19 тыс. т продуктов питания. Это нормальная мировая практика, аргументировал Ткачев, распространять продукцию сомнительного качества — значит рисковать здоровьем людей.
      По молоку наметился позитивный тренд
      Если говорить о Доктрине продовольственной безопасности, то почти по всем основным продуктам (зерно, подсолнечное масло, сахар, картофель) целевые показатели самообеспеченности были достигнуты еще до того, как Ткачев возглавил Минсельхоз. Правда, при его руководстве Россия вышла на самообеспеченность по мясу: уровень увеличился с 81,9% в 2014 году до 90,4% в 2017-м при целевом значении 85%. Однако актуальные для отрасли эпизоотические проблемы остались нерешенными. Более того, за этот период в стране вновь произошло несколько крупных вспышек гриппа птиц (в том числе пострадал лидер рынка индейки — «Евродон»), а крупнейшие производители свинины — «Мираторг» и «Русагро» — в сумме лишись свыше 41 тыс. свиней из-за вспышек африканской чумы свиней в ранее благополучной Белгородской области. Хотя Минсельхоз ратовал за сокращение численности кабанов — переносчиков вируса — он встречал сопротивление Минприроды.
      По молоку до необходимых по Доктрине 90% все еще далеко, хотя и в этом секторе началось оживление на фоне увеличения господдержки. В прошлом году впервые за долгое время валовой надой молока в стране вырос больше уровня статпогрешности, прибавив 1,2% по всем хозяйствам и 3,8% в сельхозорганизациях. Самообеспеченность молоком возросла с 77% в 2014 году до 82,4% в 2017-м.

      Исполнительный директор Национального союза производителей молока («Союзмолоко») Артем Белов одним из самых важных достижений Минсельхоза при Александре Ткачеве считает правила, сформулированные для молочного сектора в 2015 году, которые оставались относительно стабильными. «Основные положения программы, разработанной «Союзмолоком», были включены в госпрограмму с точки зрения набора мероприятий для поддержки отрасли, появились меры, связанные с возмещением прямых понесенных затрат, что наряду с благоприятной конъюнктурой дало очень хороший рыночный результат, — прокомментировал эксперт «Агроинвестору». — Также важно, что эти решения были не просто приняты, но и обеспечены финансированием. Так что стабильность господдержки — одно из достижений прежнего министра для молочного сектора».

      Новая цель — развитие экспорта
      Руководство страны, по всей видимости, оценило, что в целом импортозамещение состоялось, поскольку при обновлении агрогоспрограммы в прошлом году оно перестало быть целью развития отрасли. Новой идеей АПК призван стать экспорт. Ткачев, кстати, говорил об этом еще в 2016 году. «Экспорт — это наше будущее, это возможность дополнительно завозить в страну валюту, продавая нашу продукцию», — подчеркивал он.
      При Ткачеве агроэкспорт заметно вырос. Если в 2015 году поставки сельхозсырья и продовольствия были на уровне $16,2 млрд, то в 2017-м — $20,7. Правда, основную долю по-прежнему составляют зерно, рыба и продукция масложировой отрасли, но стали увеличиваться продажи за рубеж и других товаров: мяса, сахара, кондитерских изделий и пр. Расширяется и география покупателей. Хотя прогноз министра, данный в 2015-м, что уже через три года российские продукты станут частью азиатского рынка, пока далек от реализации. Два года назад Ткачев рассчитывал, что Китай «в ближайшие месяцы» откроет свой рынок для поставок мяса и птицы из России, однако проблемы с эпизоотической ситуацией в нашей стране отодвигают это решение.

      Тем не менее, власти действительно наконец-то продвинулись дальше почти ничем не подкрепленных обещаний накормить весь мир и обратили внимание на развитие внешней торговли продовольствием. В конце 2016 года президиум совета при президенте России по стратегическому развитию утвердил паспорт приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК», разработанный Минсельхозом. Его цель — создать отраслевую систему поддержки и продвижения российской сельхозпродукции на внешних рынках и обеспечить ее соответствие требованиям импортеров. В новом майском указе, который Владимир Путин подписал после инаугурации на четвертый президентский срок, поставлена задача увеличить объем продовольственного экспорта до $45 млрд к 2024 году. Ранее такие перспективы роста внешних продаж озвучивал Ткачев, хотя в проекте развития агроэкспорта указан уровень в $30 млрд к 2025 году.
      С господдержкой по-прежнему сложно
      Когда Ткачев возглавил Минсельхоз, отрасль ждала от него в том числе урегулирования вопросов господдержки. Вскоре после вступления в должность министр решал проблему медленного перечисления регионами субсидий сельхозпроизводителям, пригрозив, что тем, кто не исправит ситуацию, просто сократят финансирование. «В некоторых субъектах безответственно, безалаберно относятся к исполнению своих обязанностей», — отмечал он. Кроме того, летом 2015-го Ткачев смог защитить госпрограмму развития сельского хозяйства от сокращения финансирования в 2016 году, хотя его предшественник Николай Федоров в свое время допустил уменьшение бюджетных расходов на сельское хозяйство на 40%.
      За прошедшие три года глава агроведомства регулярно, едва ли не на каждом выступлении в правительстве и Госдуме просил добавить денег на АПК. Причем просил с явной стратегией — заведомо больше, чем могут дать, чтобы получить хотя бы какой-то необходимый минимум. Так, например, в конце 2015 года Ткачев говорил, что отрасли нужен 1 трлн руб., чтобы решить все накопившиеся проблемы, ну или как минимум половина этой суммы. Половины, конечно, на АПК тогда тоже не давали, но в целом Ткачеву удавалось добиться выделения дополнительных средств из бюджета или резервных фондов и сохранить объемы финансирования сельского хозяйства.
      Правда, претензии к Минсельхозу по части господдержки все равно оставались. Так, например, в прошлом году была реформирована система субсидирования. Льготные кредиты по ставке не выше 5% привлекли многих, но в итоге достались ограниченному кругу предприятий — выделенные лимиты по некоторым направлениям закончились буквально за два месяца. Ткачев тогда оценивал, что для удовлетворения потребности сельхозпроизводителей в льготных коротких кредитах нужно 40 млрд руб. субсидий, а было только 11 млрд руб. «Не я эти деньги рисую, что есть — тем и оперируем», — пояснял министр. «Единая» субсидия, которую передали в ведение регионам, также вызывала много вопросов. Хотя предполагалось, что такое распределение бюджетных средств в том числе позволит быстрее доводить их до получателей, многие продолжали сетовать, что субсидии задерживаются. Кроме того, аграрии отмечали снижение господдержки, например, некоторые регионы с высоким уровнем развития растениеводства с прошлого года перестали получать погектарные выплаты.
      Вопросы к ведомству возникали и у депутатов Госдумы. Например, летом прошлого года они отклонили ряд поправок в федеральный бюджет, предполагавших выделение агросектору дополнительного финансирования. «Часто возникает вопрос, почему, чтобы получить деньги из того объема господдержки, который выделяется, надо работать в «Мираторге» или какой-то из его структур?», — спрашивал председатель Комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров.
      Новая система господдержки могла бы нормально заработать на третий-четвертый год, пока же она была «провальной политикой», считает гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец.
      Прорыв в тепличном овощеводстве
      Также в первые несколько месяцев своей работы в Минсельхозе Ткачев предлагал «биться за каждый метр теплицы», чтобы ежегодно выращивать на 2 млн т больше овощей, и выступил за необходимость сокращения сроков окупаемости тепличных проектов до восьми-девяти лет. Затем предложил субсидировать строительство винодельческих заводов, поскольку поддерживать только виноградарство недостаточно для развития отрасли, а также поставил задачу в течение трех-пяти лет восстановить отечественное семеноводство.

      Проблема зависимости от импортных семян пока не решена: подобные проекты требуют не только финансирования, но и времени. В конце 2017-го Минсельхоз обещал сократить поставки семян из-за рубежа почти в два раза к 2020 году. По части развития виноградарства и виноделия громких успехов тоже нет: например, за прошлый год площадь виноградников увеличилась только на 200 га, а валовой сбор сократился примерно на 3% к уровню 2016-го. Тем не менее, именно при Ткачеве российские виноделы получили больше мотиваций для развития собственной сырьевой базы, поскольку министр считал использование импортных низкокачественных виноматериалов для производства вина в России неприемлемым. Одной из предлагаемых мер для сокращения использования виноматериалов было предложение повысить ввозные пошлины на него, напоминает директор Экспертной группы Veta Дмитрий Жарский.
      Тепличное овощеводство за прошедшие три года стало одним из самых привлекательных направлений для инвесторов. Производство тепличных овощей в России увеличилось с 690,8 тыс. т в 2014 году до 922,2 тыс. т в 2017-м. Только за прошлый год Минсельхоз отобрал 27 проектов по строительству и модернизации тепличных комплексов общей площадью 231,7 га, возместив инвесторам свыше 6,3 млрд руб. капзатрат. За прошлый год в стране было запущено 251 га тепличных комплексов, общая используемая площадь зимних теплиц увеличилась на 6% до 2,27 тыс. га.
      Фактором позитивной динамике стала не только господдержка (возмещение части понесенных капзатрат и субсидии по кредитам действительно позволили снизить сроки окупаемости проектов), но и ограничение импорта турецкой плодоовощной продукции, в частности томатов с начала 2016 года. После нормализации отношений между странами с осени 2016-го запрет на поставки овощей и фруктов постепенно стал сниматься, однако эмбарго на ввоз томатов продолжало действовать дольше всего. Ткачев тогда выступал за его сохранение в течение не менее трех лет, чтобы российские компании успели существенно увеличить объемы производства. Правда, турецким поставщикам разрешили вернуться на наш рынок раньше — в ноябре прошлого года, но только единичным компаниям и с квотой в 50 тыс. т продукции. Ограничения по числу компаний были сняты в апреле 2018-го, однако квота пока продолжает действовать.

      Борьба с фальсификатом «до последнего патрона»
      Ткачев запомнится и другим иностранным производителям, которые изначально не попали в санкционный список, например — Белоруссии, считает Жарский. Экс-министр не раз обвинял союзное государство в реэкпорте запрещенной продукции. В частности претензии возникли в этом году на фоне падения закупочных цен на сырое молоко в России из-за резко возросших запасов сухого молока. Наличие «серого» импорта и фальсифицированной продукции негативно влияют на молочный рынок и цены, говорил Ткачев в феврале. В пересчете на молоко объем таких поставок он оценил в 3 млн т. Учитывая, что Россия ввозит около 220 тыс. т молочной продукции, дополнительные более 100 тыс. т нелегального реэкспорта, который идет в том числе через Белоруссию, приводят к обрушению рынка.
      «Нужно закрывать дырки, которые есть в рыночной поляне, — акцентировал Ткачев. — Я понимаю, что и правительство Белоруссии, по большому счету, не в состоянии отследить все эти передвижения контрабанды и фальсификата по своей земле. Есть негодяи-коммерсанты и в Белоруссии, и на Украине, и в России, которым выгодно по низким ценам завозить этот продукт, разрушать рынок и наживаться на этом. Конечно, с этим нужно бороться». Несколько позднее он призвал делать это «до последнего патрона», сравнив молочный рынок с линией фронта. «За нами Москва, за нами страна, за нами крестьяне, фермеры», — традиционно был эмоционален Ткачев. Весной Россельхознадзор даже намеревался временно запретить поставки молочной продукции из-за «многочисленных нарушений ветеринарно-санитарных требований и норм ЕАЭС», однако этого не произошло — страны смогли договориться.
      «В целом Ткачев на посту министра сельского хозяйства запомнится как новатор: он поддерживал внедрение маркировки продуктов с растительными жирами, положительно отзывался о необходимости внедрения электронной ветеринарной сертификации молочной продукции», — говорит Жарский. Кстати, на необходимость борьбы с некачественной молочной продукцией Ткачев обращал внимание еще в начале своей работы в агроведомстве. В 2015 году Минсельхоз предложил маркировать по аналогии с сигаретами молочную продукцию, содержащую растительные жиры, в частности пальмовое масло. «Уходит любая буренка с рынка в силу разных причин — и на это место ставится, образно выражаясь, бутылка пальмового масла», — проводил аналогию Ткачев, отмечая, что рынок нужно освобождать от фальсификата, чтобы нормальные производители могли спокойно работать.
      В этом году министерство выступило с инициативой ввести квоты на поставки пальмового масла в государства ЕАЭС. По итогам первых двух месяцев 2018-го его ввоз в Россию увеличились на 36,7% до 170 тыс. т. Правила маркировки молочной продукции ужесточатся с 16 июля этого года. Теперь производители продукции, которая содержит растительные жиры, обязаны сообщать об этом на лицевой стороне упаковки в отдельном поле, выделенном контрастным цветом. Из недавних инициатив Ткачева по молочному рынку также стоит отметить его предложение запретить использовать растительные жиры при производстве всей молочной продукции, а также сухого молока — при выпуске сыров. Ответственность за нарушения технических регламентов он считает нужным «кратно ужесточить».
      По мнению Ткачева, помочь навести порядок на рынке может электронная ветсертификация, которая должна начать действовать с 1 июля. Хотя далеко не все игроки приветствуют это решение, в частности, против ее введения в нынешнем виде ранее выступали крупные переработчики молока. «У нас есть те, кто не хочет (введения сертификации), чтобы можно было в мутной воде пальмовое масло добавить», — комментировал Ткачев в 2016 году, отмечая, что добросовестным производителям новая система будет только на руку.
      Без интервенций, но с рекордным экспортом
      Особые отношения сложились у экс-министра и с зерновой отраслью. В разное время Ткачев называл зерно нашей валютой, золотом, нефтью, газом и визитной карточкой. К 2020 году мы должны нарастить его производство до 130 млн т за счет возврата в оборот заброшенных земель и увеличения внесения удобрений, говорил он в августе 2015-го. Чуть ранее был план выйти на 120 млн т в ближайшие 10 лет, затем задача сбора 130 млн т сдвинулась на 2025 год. Однако уже в 2016—2017 границы потенциального производства расширились — очевидно, на фоне урожаев, превышающих эти показатели. «Я вас уверяю, если до 2030 года эта работа (повышение средней урожайности на фоне увеличения внесения удобрений) будет проводиться, можно получить 170 млн т зерна», — оценивал глава агроведомства осенью 2016-го. Чуть позже от отмечал, что за 10−15 лет благодаря расширению посевов, мелиорации и развитию технологий можно нарастить производство зерна до 150 млн т.
      Правда, в том, что касалось прогнозов урожая в конкретный год Ткачев всегда был достаточно консервативен и долго настаивал на 100−105 млн т в 2017-м, даже когда отраслевые эксперты повышали свои оценки до 130 млн т. В этом году один из последних прогнозов Ткачева в ранге министра был весьма общим: «При хорошей погоде <…> мы выйдем на достаточно приличный урожай — за 100 млн т».

      Если говорить о действиях Ткачева по регулированию зернового сектора, то одной из первых его заслуг считали обнуление экспортной пошлины на пшеницу в мае 2015-го сроком на три года. Однако в этом году бизнес-сообщество негативно встретило предложение Минсельхоза продлить нулевую ставку еще на два года, поскольку пошлину нужно не обнулять, а отменять. Так, например, президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский опасался, что решение о продлении нулевой пошлины может неблагоприятно повлиять на инвестиции в отрасль. Пошлина висит над отраслью «дамокловым мечом», уточнял он.
      Также в сезоне-2017/18 Минсельхоз отказался от закупок зерна в госфонд, хотя глава ведомства и его заместители, начиная с лета 2017-го, не раз обещали их начать, тем более что об этом просил ряд регионов Сибири. Но в итоге в начале этого года Ткачев признал интервенции «отчасти вредным механизмом». В этом сельхозгоду закупка зерна в госфонд могла бы дестабилизировать рынок, поскольку из-за рекордного урожая элеваторы переполнены. Ведомство не отказывается от госфонда и даже допускает, что в течение трех лет может закупать в него по 970 тыс. т зерна. Правда, в прошлом году не было денег даже на обслуживания зерна, уже имеющегося в интервенционном фонде. Кроме того, такой объем закупок все равно не способен ощутимо повлиять на рынок в целом и может быть чувствительным лишь для отдельных регионов.
      Вместо интервенций новой мерой поддержки производителей зерна стало субсидирование его перевозок в экспортных направлениях. В 2018 году на эти цели в бюджете предусмотрено 1,99 млрд руб., хотя по состоянию на 8 мая Минсельхоз согласовал заявки на общую сумму субсидий в 2,01 млрд руб. — это 29,7 тыс. вагонов общим объемом 2,05 млн т зерна — и обратился в Минфин с просьбой выделить дополнительные средства. Субсидирование перевозок в соответствии с поручением Владимира Путина предполагается сделать бессрочным. Правда, например, директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов считает, что эту программу нужно сворачивать. «Попытки оперативного регулирования, ручного управления означают в целом для рынка снижение предсказуемости ситуации. Например, в случае Сибири массовое субсидирование перевозок зерна может привести к росту цен на сырье для местных переработчиков и ударить по их бизнесу», — пояснял он.
      В этом сезоне экспорт зерна из России идет рекордными темпами. По данным ФТС на 16 мая, без учета поставок в страны ЕАЭС, за рубеж отправлено 46,6 млн т, что на 45% больше, чем за аналогичный период прошлого сезона (32,2 млн т). В перспективе на фоне роста производства объем внешних продаж продолжит увеличиваться, уверен Ткачев: будет и 60, и 70 млн т, говорил он ранее. По итогам сельхозгода наша страна станет крупнейшим в мире экспортером пшеницы и способна сохранить это лидерство в 2018/19-м, прогнозирует Минсельхоз США.
      Нужно сохранить темп
      После того, как Владимир Путин назначил новое правительство, вице-премьер Алексей Гордеев, который будет курировать сельское хозяйство, представил сотрудникам Минсельхоза нового руководителя — Дмитрия Патрушева. «Сегодня сельское хозяйство является одной из самых динамично развивающихся отраслей экономики нашей страны. Надо сделать все для того, чтобы агропромышленный комплекс и дальше развивался высокими темпами», — подчеркнул Гордеев (цитата по сайту Минсельхоза). Перед ведомством стоит много задач, среди главных тем новый министр выделил обеспечение продовольственной безопасности страны, повышение экономической эффективности в сельском хозяйстве, наращивание экспорта сельхозпродукции, а также развитие аграрной науки. «Хочу заверить, что мы сделаем все, чтобы набранные темпы роста производства в АПК сохранились», — сказал он. В свою очередь Александр Ткачев поблагодарил коллектив Минсельхоза за плодотворную работу. «Уверен, что отрасль и дальше пойдет в гору», — добавил экс-министр. 
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот

      Скоро начнётся строительство большого тепличного комплекса 

      В Гусиноозёрске планируется построить круглогодичный тепличный комплекс. Об этом стало известно во время пятничного визита главы Бурятии Алексея Цыденова в Селенгинский район, сообщили в пресс-службе правительства республики. 

      Круглогодичный тепличный комплекс будет построен по современным технологиям. Каркас будет возведён по голландскому типу: под стеклом, оснащенный малообъёмной гидропоникой. Проектом предусматривается производство 10 тысяч тонн огурцов и помидоров в год. 

      - Сюда планирует зайти большой проект по строительству теплиц - это 10 гектаров под крышей, голландская технология, самая современная в мире. Уже отведена земля, проведены изыскания, проектирования. В этом году начнётся строительство, - рассказал Алексей Цыденов. 

      С начала года глава Бурятии уже посетил Северо-Байкальский, Муйский, Иволгинский, Заиграевский, Кабанский районы, а также город Северобайкальск. Поездки по районам и проверки исполнения поручений главы, данных во время прошлогодних визитов, будут продолжены. Ссылка на источник




×
   Сайт работает на облачном сервере ispserver.ru