Перейти к содержимому
ЛиС ФИТО

  • Похожие публикации

    • Автор: Редактор
      Британская компания Haygrove совместно с Министерством сельского хозяйства и продовольствия Республики Дагестан до конца 2019 года построит теплицу для выращивания земляники садовой. В теплице на площади 10 га будут выращивать ягоды по технологии, которая позволяет получить до 60 тонн ягод с 1 га.
      Соответствующее соглашение обсудили первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Республики Дагестан Адильхан Ганакаев с директором по продажам Haygrove Тимоти Джеймсом Кроссманом и с консультантом Haygrove в РФ Наталией Сергиной-Кишлар.
      https://fruitnews.ru/
    • Автор: Редактор
      Цветы для инвестора
      Объем российского рынка цветов оценивается в 1,8 млрд штук в год По данным Росстата, в прошлом году производство срезанных цветов в защищенном грунте составило около 263,3 млн штук. Сельхозорганизации увеличили объемы на 12,3% до 256,5 млн цветов, КФХ — на 22,6% до 6,8 млн. Доля импорта на российском рынке цветов, по разным оценкам, составляет 76-82%, хотя в действительности цифра может быть существенно выше, поскольку с введением ограничений на ввоз из Голландии в 2015 году, значительная часть поставок ушла в тень, рассказывает партнер консалтингового направления компании «Вальтер Констракшн» Анастасия Владимирова. «Значительная часть цветов от европейских брокеров, которая ввозится в Россию через страны ЕАЭС, продается под видом продукции отечественных предприятий», — отмечает она. Объем рынка цветов она оценивает на уровне 150-160 млрд руб. в год. По словам гендиректора компании «Технологии Роста» Тамары Решетниковой, в денежном выражении цветочный рынок остается таким же, как и 15 лет назад, а вот в натуральном в связи с инфляцией и девальвацией валюты он сузился. По словам партнера практики АПК компании «НЭО Центр» Инны Гольфанд, официальный объем российского рынка цветов составляет около 1,8 млрд штук в год.
      Был период, когда многие российские инвесторы начали обращать внимание на цветочный бизнес, прежде всего, в сегменте роз, и строили современные теплицы для них, напоминает Решетникова. Однако оказалось, что их непросто выращивать, в итоге несколько предприятий разорились. В частности, такие комплексы были под Калугой («Розовый сад»), в Пензенской области (Мокшанский тепличный комплекс), в Подмосковье («Теплицы Раменские»).
      Гендиректор компании «Агротип» (строительство теплиц), вице-президент ассоциации «Теплицы России» Аркадий Муравьев подтверждает, что в последние пять-семь ряд цветоводческих хозяйств перестали работать, а новые проекты не запускаются. Основная причина — отсутствие господдержки. «Все попытки ассоциации «Теплицы России» донести до властей информацию о том, что отрасли требуется поддержка, ни к чему не привели», — сетует Муравьев. Кроме того, на наш рынок идет много импортной цветочной продукции, причем значительная ее часть поступает посредством «черных» и «серых» схем. По сравнению с выращиванием овощей в теплицах, производство цветов не субсидируется государством, вторит ему Гольфанд. У участников этого рынка нет возможности привлечения льготных кредитов, также им не компенсировали часть понесенных капзатрат на строительство теплиц. «При этом цветоводство — сезонный бизнес, кроме прочего требующий компетенций по продажам цветов», — добавляет она. Нынешние площади для выращивания цветов в России эксперт оценивает на уровне 170 га, потенциал создания дополнительных мощностей — примерно в 400 га.

      Сложно конкурировать с импортом
      Тамара Решетникова считает, что спрос на цветы сильно зависит от доходов населения, которые в последние пять лет снижаются, что не способствует росту продаж товаров не первой необходимости. «Кроме того, наши цветочники так и не смогли сформировать отношение покупателей к цветам как к предмету ежедневного спроса, например, как в Европе или США, где букет — это не только подарок, но и ежедневный атрибут декора», — добавляет она.
      Немаловажно и то, что в нашей стране люди не обращают особого внимания на происхождение цветов — отечественные они или импортные, тогда как, например, в сегменте овощей потребители отдают явное предпочтение местной продукции, продолжает Решетникова. Она предполагает, что причина в том, что производители цветов слабо продвигают свою продукцию как российскую, ярких брендов в секторе нет. «Явных предпосылок для увеличения спроса на цветы в ближайшее время у нас нет, если только их производители не будут вести активную пропаганду того, что цветы — это повседневный товар», — акцентирует Решетникова.
      Правда, российским цветоводам сложно конкурировать с зарубежными. Несмотря на то, что выращивание цветов является бизнесом с высоким уровнем маржинальности (рентабельность может достигать 250-300%), в России практически нет климатических зон, пригодных для круглогодичного производства цветов, в то время как пики спроса на них приходятся на холодное время года, обращает внимание Владимирова. Маржинальность производства цветов в теплицах обычно не превышает 70%, добавляет она.
      Хотя с точки зрения импортозамещения потенциал у промышленного цветоводства огромный, вытеснить импортные цветы очень сложно, отмечает Решетникова. В Африке и Южной Америке, откуда в основном к нам поступают цветы, они выращиваются в открытом грунте и себестоимость получается ниже, чем в теплицах. Импорт роз в Россию снизился с $350 млн в 2013 году до $179,8 млн в 2017-м, однако в натуральном выражении объемы ввоза после кризиса восстановились, рассказывает Гольфанд. «Доминирующее положение в структуре поставок импортных роз занимают Эквадор и Кения, контролирующие свыше 80% российского рынка», — уточняет она.
      «Кроме того, в Южной Америке те же розы производятся на высокогорьях, где они вырастают с крупными бутонами, толстыми и длинными стеблями. Именно такие цветы больше всего пользуются спросом у россиян. Добиться такого внешнего вида роз в условиях теплиц технологически очень сложно», — обращает внимание Решетникова. По своим качествам российские розы не уступают импортным и даже могут превосходить их, не соглашается Владимирова, но признает, что розничная цена на них может существенно — до 40% — превышать цены аналогов. «Даже с учетом пошлин, логистики, транспортировки, цветы, выращиваемые на открытом грунте, дешевле и конкурентоспособнее по цене. В этом и заключается ключевая проблема низкого уровня импортозамещения», — комментирует она.

      Розы в приоритете
      Тем не менее, отечественные цветоводческие хозяйства, как правило, сосредотачиваются именно на выращивании роз, говорит Владимирова. Причем есть случаи, когда предприниматели вкладываются сначала в проект по тепличному овощеводству, а позже принимают решение выделить место еще и для цветов. В качестве примера она называет тепличный комбинат «Ярославский» (ГК «Горкунов»). С 2017 года он первым в стране начал выращивать в промышленном масштабе декоративные розы Кордана в горшочках. Решетникова также считает этот проект перспективным, как и вообще уход цветоводов в определенную нишу.
      Также сейчас реализуется проект по строительству комбината по выращиванию роз в Адыгее на площади 5 га, добавляет Муравьев. Плановый объем производства — 9 млн цветов в год. Комплекс аналогичного размера в республике уже есть: в 2010 году проект запустила компания «Зеленый Дом», сейчас там производится около 20 сортов роз, которые реализуются по всей стране. Также в конце весны должно начаться возведения тепличного комплекса для выращивания роз на площади 2 га в Ижевске, знает Муравьев.
      Объем инвестиций в современный розарий, по подсчетам Решетниковой, примерно на 30% меньше, чем в овощные тепличные проекты. Поэтому в идеальных условиях высокого спроса и хороших цен цветочные проекты окупятся быстрее, чем овощные — в течение пяти лет, говорит она, однако добавляет, что добиться таких результатов на российском рынке очень сложно. Тем не менее, наиболее перспективна для выращивания именно роза, так как этот цветок пользуется спросом круглый год, а остальные являются более сезонными, говорит Решетникова.
      В России не так много крупных проектов по выращиванию цветов, большая часть из них занимается розами, подтверждает Инна Гольфанд. «Технология выращивания роз в теплицах схожа с выращиванием овощей: также нужна досветка, однако трудозатраты на цветах больше, — сравнивает она. — Также из особенностей этого бизнеса можно отметить, что куст розы растет и плодоносит четыре-пять лет, тогда как томаты — до года, огурцы — три месяца».
      Впрочем, в последние пять лет в Подмосковье набирает обороты малый бизнес по сезонному выращиванию тюльпанов, которые реализуются как в Московской области, так и в других регионах, продолжает Решетникова. «Технологии производства тюльпанов достаточно просты, а цветы получаются высокого качества, хотя луковицы для них все еще покупаются в Голландии, — рассказывает эксперт. — В итоге на нашем рынке к 8 марта появляется очень много именно российских тюльпанов. Правда, эти цветы пользуются спросом в основном на 8 марта, а в течение года их покупают крайне редко».
      Однако проекты в секторе появляются. Например, в Смоленской области была введена в эксплуатацию первая очередь тепличного комплекса по выращиванию тюльпанов, полностью реализовать проект планируется к 2022 году. В декабре 2018 года на предприятии посадили 200 тыс. луковиц тюльпанов, к июлю планируется вырастить лилии из посаженных 5 тыс. луковиц. Инвестор — ИП Рогачев В. А. — рассчитывает с ноября по март выращивать тюльпаны, а с августа по декабрь — огурцы, зелень и в перспективе томаты.
      https://www.agroinvestor.ru/
    • Автор: Редактор
      В конце 2018 года было объявлено, что, начиная с 2019 года, государство не будет возмещать затраты на строительство новых тепличных комплексов. Но все же, на заседании комиссии по отбору инвестпроектов, состоявшемуся в середине декабря, были утверждены субсидии по направлению «тепличные комплексы» на сумму более 7 млрд рублей. Как выживать тем проектам, денег которым не хватило? 
      По данным Минсельхоза, к сентябрю 2018 года российскими аграриями было собрано 692,8 тыс. тонн тепличных овощей, что на 20,4% выше аналогичного периода 2017 года (575,3 тыс. тонн).
      Всего же количество урожая овощей защищенного грунта, собранного российскими аграриями в 2017 году, превысило 920 тыс. тонн. Так что прогноз Минсельхоза на 2018-2019 годы – порядка и 1,3 млн тонн выглядит вполне достижимым. По его же оценкам к 2024 году Россия может увеличить товарное производство тепличных овощей до 2 млн тонн.
      Рисково-маржинальное производство
      Конечно, если темпы роста площадей, отведенных под тепличные культуры — в среднем 15 % прироста в год,1– сохранятся. Первый заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации Джамбулат Хатуов, выступивший на инвестиционном форуме «Тепличные комплексы России», озвучил довольно оптимистичные цифры: общая площадь теплиц, по итогам 2018 года превысит 2,5 тыс. га, что на 10% больше, чем в прошлом году.
      Тепличное производство названо инвестиционно-привлекательным и рентабельно-маржинальным – сказывается дефицит несезонных овощей и зелени. Так, по оценке «Технологий роста», для удовлетворения существующего спроса необходимо выращивать еще 880-900 тыс. тонн отечественных тепличных овощей.
      Однако в 2018 году произошли изменения в программе предоставления Единой субсидии – с 20 до 10 % были сокращены компенсации материальных затрат (CAPEX). В 2019 году по направлению «тепличные комплексы» сумма субсидий составит более 7 млрд рублей, при этом сметная стоимость проектов — 76,5 млрд рублей. Ранее замминистра сельского хозяйства Елена Фастова сообщила, что в 2019 году «капексы» по этому направлению будут отменены. Что будет ждать тепличников в 2020 году – неизвестно, но понятно одно, чтобы производство окупилось и стало приносить прибыль, нужно свести риски к минимуму уже на стадии проекта.
      Как остаться на плаву
      По оценкам специалистов «Интерагро» срок окупаемости тепличных хозяйств при господдержке – 7-8 лет. В ситуации, когда владельцы строящихся и введенных в эксплуатацию тепличных комплексов не получат дотаций, на которые они рассчитывали, срок окупаемости проектов прогнозируемо увеличится до 10-12 лет. Чтобы сократить срок окупаемости аграриям придется увеличить цену на свою продукцию. Другой путь, говорят эксперты «Интерагро» – это увеличить урожайность. При этом стоит учесть, что максимальная урожайность достигается не в первый и не во второй годы – все зависит от агрономии.
      При поставленной технологии выращивания с квадратого метра можно собрать 60 кг томатов в год – это европейский показатель. В России собирают только 30, 40 %. Чтобы выйти на новую урожайность компаниям необходимо усовершенствовать технологии выращивания, а для этого придется потратиться на высококвалифицированного специалиста – технолога. Это, как и закупка нового высокотехнологичного оборудования, которое позволит перерабатывать выросшие объемы, – те расходы, которые необходимо учитывать при расчете сроков окупаемости проекта.
      «Понятно, что закупка нового оборудования, затраты на агротехнологии повышают сроки окупаемости проекта, – говорит Екатерина Бабаева, генеральный директор «Интерагро». Но чем раньше агропроизводитель это сделает, тем быстрее окупит расходы, начнет получать прибыль, которая позволит ему вводить новые мощности. Реальность такова, в выигрыше останутся те предприятия, которые в обозримые сроки займут большую долю рынка».
      Тем инвесторам, которые только планируют вложить деньги в тепличный бизнес, эксперты «Интерагро» советуют, прежде всего, изучить рынок. По мнению Алексея Стольникова, проект-менеджера «Интерагро», глобальных тепличных проектов, которые запустятся в ближайшие несколько лет будет достаточно для производства и насыщения рынка основными видами овощей отечественного производства.
      «Сейчас на рынке есть потребность в создании небольших – от 0,5 га – теплиц для выращивания зелени. С этим могут справиться небольшие фермерские хозяйства, используя относительно недорогую пленку, вместо поликарбоната и стекла».
      В поисках новой продуктовой инвесторы могли бы обратить внимание на культуры, которые практически не выращиваются в России – перец и баклажаны. Однако, по словам эксперта, в странах Евросоюза, куда входит, например, Болгария, перец дешевый – его охотно покупают. В России не сформирована культура потребления – в таких количествах как в Европе его просто не едят, слишком дорого.
      Так что самым главным вопросом для тепличников был и остается рынок сбыта.
      «Инвестор должен понимать, готов ли он ждать 10 лет прежде, чем начать зарабатывать. За это время на рынок выйдут другие производители – конкуренция только усилится, – напоминает Екатерина Бабаева. – Кроме того, если вы строите современный тепличный комплекс и вкладываетесь в автоматизацию, вы должны учитывать, что она подразумевает упаковку, это означает, что вы должны сразу планировать выход на торговые сети». Екатерина Бабаева напомнила, что многие крупные тепличные проекты, которые возникли и возникают в России сегодня – строятся именно из- за потребности в них крупных розничных сетей. Яркий пример – АО «Белая дача», которое возводит теплицы под выращивание салата для российского сегмента международной сети быстрого питания «Макдональдс».
      https://agroxxi.ru/
    • Автор: Редактор
      Компания iFarm, разрабатывающая модульные автоматизированные фермы для круглогодичного выращивания плодовых овощей, салатов и ягод, закрыла раунд инвестиций суммарным размером 1 млн. долл., лид-инвестором которого выступил венчурный фонд Gagarin Capital.
      Технологии строительства вертикальных ферм и круглогодичных теплиц, созданные в iFarm, ориентированы на малый и средний бизнес и позволяют быстро запустить производство по выращиванию овощей, ягод и зелени в городской среде. Объекты строятся в формате модульного конструктора с набором унифицированных расходных материалов (семена, удобрения, датчики). Их можно разместить в пустующих складах, цехах заводов, подвалах и на крышах зданий. Каждый объект подключен к единой облачной системе управления параметрами выращивания и единой системе организации распределенного сбыта.
      «Рецепты» выращивания загружаются из центральной базы данных, что позволяет получать продукт, просто нажав на кнопку, без необходимости изучать агрохимические подходы. Технологии iFarm расходуют в разы меньше электричества, воды и удобрений, чем обычные тепличные решения. На производстве не используются пестициды, а выращенная продукция не проходит химическую обработку для длительного хранения, поскольку доставка в магазины и рестораны происходит в течение часа после снятия с грядки.
      «Инвестиции текущего раунда направлены на развитие технологий, расширение штата, включая наши инженерные, строительные, it- и агро-направления, а также пилотирование технологии на европейском рынке», – объяснил учредитель и генеральный директор iFarm Александр Лысковский.
      https://www.fertilizerdaily.ru/
Пользовательский поиск





×
×
  • Создать...