Перейти к содержимому
ЛиС ФИТО
Войти  
Робот

Тепличные условия: зачем миллиардеры инвестируют в выращивание овощей - Forbes Россия

Recommended Posts

1_ktz5250.jpg

Сергей Рукин поставлял замороженные продукты, выпускал пельмени и торговал автомобилями. Теперь он сделал ставку на свежие овощиФото Семена Каца для Forbes
 
Почему овощеводство привлекло Сергея Галицкого, Владимира Евтушенкова и даже сына Романа Абрамовича
 
Сергей Рукин, совладелец компании «Технологии тепличного роста» (ТТР) не любит пускать в свои теплицы посторонних, особенно коллег. «Секретов у меня нет, — объясняет он, — но агрономы против: есть риск занести заразу для растений». Рисковать проектом, инвестиции в который уже составили около 5 млрд рублей, Рукин и его старший партнер Сергей Адоньев, один из создателей Yota, не собираются. Сейчас у ТТР два комплекса в Тюмени и Луховицах, в планах — открытие еще двух.
 
Адоньев не единственный участник списка Forbes, который не имел ранее отношения к агробизнесу, но решился инвестировать в теплицы. С 2012 года выращивать овощи начала сеть «Магнит» Сергея Галицкого. В январе 2016 года АФК «Система» Владимира Евтушенкова купила тепличный комплекс «Южный» в Карачаево-Черкесии. Юрий Ковальчук строит тепличный комплекс в Каширском районе.  Даже сын Романа Абрамовича Аркадий, по данным Forbes, ищет сейчас в России подходящую площадку. «Ажиотаж начался», — подтверждает Михаил Глушков, исполнительный директор Союза производителей овощей. Почему овощеводство вдруг стало привлекательным для крупного бизнеса? 
 
Новый бизнес
 
Питерский предприниматель Сергей Рукин часто менял сферы деятельности, но агробизнесом до 2014 года не занимался. В 1990-е он поставлял в Россию свежезамороженные овощи. Исполнительный директор ТТР Дмитрий Пинчуков, и в то время работавший вместе с Рукиным, вспоминает, что бизнес «шел шикарно: завозили из Европы десятки контейнеров в неделю». Созданная в 1996 году в партнерстве с Олегом Тиньковым компания «Международный бизнес клуб» (МБК) контролировала около 60% оптового рынка замороженной продукции в Санкт-Петербурге — от импортных овощей и морепродуктов до собственных котлет и пельменей под маркой «Три поросенка». В 2002 году компания «Планета менеджмент» Романа Абрамовича купила компанию Тинькова «Дарья» и 50% МБК, а через два года фонд Salford консолидировал весь пакет. Рукин расстался с проектом спокойно. Говорит, что устал к тому времени от пельменей. 
В 2006 году предприниматель вложил около $15 млн в создание дилерского центра BMW «Авиамоторс» рядом с Пулково-2. Как он рассказывал в одном из интервью, его заявку немецкий автоконцерн утвердил со второго раза — пугало отсутствие опыта, а через год центр занимал уже 23% рынка. Незадолго до кризиса в 2008 году Рукин продал этот бизнес компании «Автодом» за $40 млн. 
Идея инвестировать в теплицы появилась в январе 2013 года, еще до введения санкций и продуктового эмбарго — тренд на свежие продукты набирал силу.
 
«Про этот бизнес я знал только в теории, но сразу хотел строить холдинг — управляющая компания, сеть тепличных комбинатов по всей России, федеральный бренд, собственная торговая компания», — рассказывает Рукин в интервью Forbes. Потенциал рынка был очевиден даже непрофессионалам. «Если просто заменить импорт наших южных соседей, это 1 млн т», — рисует перспективы тепличного бизнеса Дмитрий Пинчуков, который принял приглашение Рукина снова поработать вместе, а до этого семь лет руководил компанией «Дека», выпускающей пиво и квас «Никола». 
 
Вопрос денег
 
Было ясно, что на свои деньги столь масштабный и долгосрочный проект не реализовать. В Россельхозбанке, куда Рукин пришел узнать насчет кредитов и субсидий, ему порекомендовали консультанта Владимира Цанаву, директора компании «Тепличные технологии». Это знакомство помогло быстро запустить новый бизнес. Среди проектов, которые вел Цанава, были комплексы в Тюменской области и подмосковных Луховицах. «Прежний инвестор не смог найти деньги на развитие площадок», — рассказывает Цанава. Оба проекта были на ранней стадии: разрешения получены, но коммуникации не подведены, и стройка не начиналась. Рукин съездил на место, осмотрелся и выкупил оба проекта сразу. «Для меня важно было выиграть время», — говорит он. (Процесс оформления и согласований занимает от года до двух.) Ни сам предприниматель, ни Цанава не называют сумму сделки. Рукин озвучивает лишь общие инвестиции в комплексы: строительство теплиц в Луховицах обошлось в 2,6 млрд рублей, в Тюменской области — 2,2 млрд рублей. Если учесть, что эксперты оценивают затраты на площадку в 10% от общих инвестиций, Рукин мог заплатить около 200 млн рублей за каждую. Стройку решили начать с Тюмени. «Тепличный комбинат возникает в той точке, где есть газ, земля и потребитель, — объясняет Пинчуков. — В Тюмени газ дешевле, 3,8 рубля за кубометр против 5,18 рубля за кубометр в Подмосковье, а цена на овощи выше». 
 
Строить бизнес в одиночку Рукин не рискнул. В октябре 2013 года он предложил своему давнему другу Сергею Адоньеву войти в проект. Познакомил их еще в 1990-х годах «банановый король» Владимир Кехман: вместе с Адоньевым он создавал компанию «Олби-джаз», из которой выросла банановая империя JFC, а с Рукиным строил бизнес-центр «Аэроплаза» в Санкт-Петербурге. 
 
«Сергею сразу понравилась идея, и он вошел в проект деньгами, — говорит Рукин. — После этого мы запустили Луховицы». В тепличном проекте Адоньеву принадлежит 80%, Рукину — 20%. 
 
В оперативном управлении Адоньев не участвует, на комбинате не был. От комментариев для этой статьи он отказался, попросив все вопросы адресовать Рукину. «Он мне полностью доверяет», — замечает Рукин. 
 
svejie-sili.jpg
 
Огуречная империя

Шестиметровый бронзовый памятник огурцу встречает всех въезжающих в огуречную столицу России — Луховицы. Около 15 000 местных жителей, по оценкам администрации, выращивают по 30–50 т огурцов в год. Правда, сажают огурцы по-старинке — под пленку. 
 
Все изменилось, когда летом 2015 года в 10 км от Луховиц на территории бывшего совхоза «Астапово» появились голландские теплицы ТТР. На открытие приезжал губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Он посадил огуречную рассаду, а в соседней теплице сорвал первый огурец. «Так немытый и съел. Наши можно — ни пыли, ни грязи», — говорит замдиректора по производству Наталья Чернавина.
 
Огурцы выращивают без почвы, методом гидропоники, в специальных горшочках — к каждому подведен шланг, из него поступают питательные вещества. Состав и объем питательной смеси контролирует компьютерная программа HoogenDoorn. Она же регулирует досветку, температуру, влажность и проветривание. 
 
В теплице, как в тропическом лесу, тепло и влажно. На четырехметровых шпалерах вьются огуречные стебли — они каждый день прирастают на 15–20 см и достигают 7 м. Пока что отечественные огурцы растут на всем импортном. Сами конструкции, оборудование, осветительные установки Рукин заказывал в Голландии, стекло — в Китае, газопоршневые установки — в Австрии, котлы — в Германии. «Я покупал самое дорогое оборудование и не экономил», — говорит Рукин, посмотревший несколько передовых теплиц во Франции и Голландии. 
 
Он живет в Санкт-Петербурге, посещая комплексы раз в месяц, но в смартфоне и на ноутбуке у предпринимателя установлены программы, которые позволяют отслеживать все процессы — от подачи питательных растворов для огурцов до их отгрузки. «У меня есть права администратора, и я даже могу дистанционно вносить изменения», — объясняет совладелец. Если ему не нравится, например, как работает грейдер, собирающий огурцы в Тюмени, он тут же начинает названивать менеджерам. «Сергей сейчас весь в огурцах», — подтверждает Пинчуков. 
 
Виды на урожай
 
«Мы завозим в страну почти 1,5 млн т овощей, тратим почти $1 млрд», — докладывал президенту министр сельского хозяйства Александр Ткачев в середине 2015 года. Чтобы на 90% закрыть потребность в овощах (сейчас в России выращивают около 1 млн т овощей), в Минсельхозе решили до 2020 года увеличить площади теплиц вдвое. 1500 га новых теплиц дадут еще 850 000 т помидоров и огурцов. Государство готово платить: в прошлом году бизнесменам возместили затраты на строительство и модернизацию теплиц на 1 млрд рублей, в этом году запланированы субсидии на 5,7 млрд рублей. 
 
Бизнес уловил сигнал: за последние год-два в тепличный бизнес кроме Адоньева пришли еще несколько участников списка Forbes.
Стоимость входа — по оценке Пинчукова, от 100 млн рублей за 1 га без досветки и собственной энергогенерации — для них барьером не является. Оснащенные по последнему слову техники теплицы в Луховицах обошлись дороже — около 250 млн рублей за гектар.

Себестоимость одного килограмма тепличных огурцов — 25 рублей. Половина затрат приходится на семена, агроматериалы, зарплату, остальное — расходы на освещение и обогрев. Повезло тем, кому удалось получить «дешевую энергию из розетки». «Успех проекта зависит от многих факторов, в том числе от доступа к дешевому теплу и электроэнергии, — замечает Константин Аверин, гендиректор агрохолдинга «Степь», входящего в АФК «Система». Например, партнером тепличного проекта Алексея Антипова, основателя компании «Балтимор», был акционер Сясьского ЦБК Алексей Шмаргуненко — он нашел землю рядом с ЦБК и подключил теплицы к своей котельной. 
Рукину пришлось строить свою подстанцию. Ночью теплицы напоминают огромный космический корабль — газогенераторы вырабатывают 20 МВт. 
 
С двумя первыми комбинатами проблем у ТТР не возникло — местные власти охотно шли инвесторам навстречу, уверяет Рукин. «Если долго согласовывают бумагу у газовиков и энергетиков, могу позвонить вице-губернатору — сразу совещание и выдаются распоряжения», — говорит бизнесмен, не уточняя, о каком регионе идет речь. По площадкам в Саратовской и Астраханской областях (12 га и 34 га), приобретенным по совету Россельхозбанка, получить разрешение на строительство от местных газовиков и энергетиков не удалось. «В Энгельсе теплицы не подходят газовикам по техусловиям», — объяснил зампред саратовского правительства Александр Соловьев. Пришлось Рукину искать новые участки в соседних районах. «Потеряли время и деньги», — сетует он. Но опыт приобрели ценный — в Ростовской области сейчас приобретают участок рядом с газовым месторождением. 
 
Рукин отлично разбирается теперь в огуречных болезнях. «Гидропоника показывает лучшие результаты, урожайность выше, — говорит один из конкурентов ТТР. — Но есть и недостатки: быстрее происходит распространение болезней. Одна ошибка может привести к эпидемии». Например, бактериальная инфекция, которую называют crazy roots («бешеные корни», когда куст растет, а завязей не образуется), в 2013 году оставила без урожая несколько тепличных хозяйств в Новгородской, Ульяновской и Тульской областях.
 
Рентабельность производства тепличных овощей в «высокий сезон» зима-весна в прошлом году, по оценкам Минсельхоза, была на уровне 14,3% (без учета затрат на обслуживание кредитов).
 
Сельхозпроизводители освобождены от уплаты налога на прибыль и налога на имущество. 
В 2015 году была принята программа субсидирования — государство готово возмещать до 20% затрат на строительство объекта (в случае с теплицами Рукина это 960 млн рублей). «Рукин один из первых, кто воспользовался введенными мерами господдержки и реально получил субсидии», — замечает Глушков из Союза производителей овощей. 
 
Тепличные проекты как непрофильный бизнес, как правило, стартуют с огурцов — это быстрые деньги.
От посева до первого сбора проходит 45–50 дней (у томатов рассада растет 55 дней и еще 50 дней надо ждать до первого урожая). Под огуречную рассаду в Луховицах отвели 1 га из одиннадцати. 
 
Урожайность в луховицкой теплице, по словам Чернавиной, достигает 100–120 кг с 1 кв. м в год, задача, говорит она, — выйти на 150 кг. Эксперты отмечают, что для окупаемости нужна урожайность не менее 90 кг с 1 кв. м, но они сомневаются, что теплицы Рукина уже преодолели эту планку. Впрочем, исполнительный директор Союза производителей овощей Глушков доверяет луховицким цифрам: «Рукин вложился в инновационные технологии, благодаря чему сегодня получает высокую урожайность».
 
И закупщики федеральных сетей Рукину доверяют. ТТР уже поставляет огурцы в «Дикси», X5, «Ленту», «Магнит», Metro, «О’кей». «В «Дикси» мы в первый раз привезли на пробу 2 т огурцов, сейчас меньше 15 т не поставляем, — говорит Денис Высоцкий, менеджер ТТР по работе с ключевыми клиентами. — В «Ленте» из партии 18 т только один килограмм на списание». Раньше Высоцкий работал на китайских предпринимателей, которые выращивают овощи в Омской области. Их огурцы хранились до 28 суток и обходились всего в 4 рубля за 1 кг. Луховицкие и тюменские огурцы по себестоимости дороже, зато выращены без химии, отмечает Высоцкий. 
 
Рукин не жалеет денег на брендинг, дизайн упаковки и продвижение. Разработана федеральная марка — РОСТ и две локальные — «Луховицкие овощи» и «Тюменьагро». По его словам, в оборудование по сортировке, фасовке и упаковке, в разработку марок и их продвижение вложены сотни миллионов рублей. Именно яркая упаковка привлекла внимание закупщиков «Азбуки вкуса» на одной из выставок, и сейчас для этой сети овощи фасуют под маркой «Огурцы-Сорванцы». «Для длинноплодных огурцов упаковка оригинальная, отличается от конкурентов», — говорит представитель сети Андрей Голубков. Теперь ТТР планирует разработать бренд и упаковку огурцов для Metro. «Внимание к дизайну, упаковке, выстраивание контактов с сетями — все это мы привнесли из предыдущих проектов», — говорит Рукин.
 
Из-за падения рубля люди сейчас меньше покупают овощей и фруктов. Когда цена зашкаливает за 200 рублей, продажи встают, но по 150–180 рублей овощи хорошо расходятся, объясняет Пинчуков.
 
 «Змой с досветкой отпускная цена у нас получается выше, чем у привозных огурцов, но качество лучше», — уверяет Рукин. В этом году выручка от двух теплиц должна составить 2 млрд рублей. 
 
Тем временем Рукин уже присматривает площадки в новых регионах — рынок пока не консолидирован и шансов снять сливки больше у того, кто первым построит бизнес федерального масштаба. 
 
Ссылка на источник

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

В каких прапорциях в статье смешаны факты, фантастика и утончённая насмешка?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

В каких прапорциях в статье смешаны факты, фантастика и утончённая насмешка?

40-40-20

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

я выскажу две - на первый взгляд противоположные и конфликтующие друг с другом мысли. ( в моей голове, они прекрасно уживаются)

1) я знаю эти компании достаточно хорошо и проблем, требующих срочного решения, там не то что выше крышы, их кошмарно много. Не все так красиво как написано. 

2) я считаю этих инвесторов ( и не только этих) очень смелыми и по хорошему авантюрными людьми, у которых есть вполне себе идеалистическая идея. Очень хорошо, что такие люди есть. Удачи им! от души!  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
В 22.04.2016 в 15:27, BKB сказал:

В каких прапорциях в статье смешаны факты, фантастика и утончённая насмешка?

Не знаю чем Вам статья не понравилась.

Мне-то очень понравилась.

Как говорится "на одном дыхании". Если ты конечно, не "бука"/зануда/буквоед ;)

Причем нет никаких грубых "ляпов" бросающихся в глаза специалисту или любому, кто "в теме". Именно из-за таких ляпов в "задорных" (я бы даже сказал "бравурных") статьях, они мне не нравятся обычно, и вызывают лишь смех и раздражение.  

Тут же все красиво, оптимистично и складно. Вот все бы так писАть умели! (Запомню, а лучше - запишу тех, кто создал данную статью. У себя в Линке по-крайней мере уже опубликовал) Так держать! :good:

 

Изменено пользователем Grower1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Молодцом. Водичку с лимоном сделайте. Ротик пополоскать. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас
Войти  


  • Похожие публикации

    • Автор: Робот

      «Дагестанская правда» открывает серию публикаций под рубрикой «Экспертное мнение», где в беседе с корреспондентами авторитетные специалисты в различных отраслях экономики, социальной, культурной сферы дают оценку тому, насколько успешно наш регион решает задачи, поставленные Стратегией развития Дагестана. Реализация программ развития агропромышленного комплекса Дагестана выявила скрытые долгие годы возможности для роста и поступательного движения отрасли. Важность поставленных задач не перестанет быть актуальной для нашего аграрного региона, и определенные успехи достигнуты. В то же время любые позитивные сдвиги идут вровень с возникающими по ходу новыми проблемами. О том, насколько плодотворно в последние годы восстановление агропрома, мы беседуем с доктором экономических наук, заведующим кафедрой ДГУНХ, почетным работником АПК России Шарипом Шариповым (на снимке), в свое время в ранге вице-премьера курировавшим вопросы агропромышленного комплекса республики.

      – Шарип Исмаилович, на днях состоялось открытие первой очереди тепличного комплекса «Югагрохолдинг», управляющим директором которого вы являетесь. На необходимости развития овощеводства закрытого грунта вы делали акцент, еще будучи вице-премьером. И уже в то время был заметен определенный прорыв в этой отрасли. Сегодня динамика соответствует предъявляемым требованиям?
      – Открытие первой очереди комплекса «Югагрохолдинг» – знаковое событие. На сегодняшний день это самое крупное и современное в республике предприятие, специализирующееся на производстве овощей закрытого грунта. Тепличный комплекс оснащен инженерными системами, позволяющими формировать в нем заданный микроклимат, этим управляет компьютер. Без преувеличения можно сказать, что это флагман тепличного производства в регионе.
      Что же касается общего положения отрасли, здесь ситуация неоднозначна. Тепличный бум в республике заметен, общая площадь крытых огородов доходит до 200 га, но в статистике нет отражения реальных объемов производства, нет учета продукции, произведенной в теплицах личных подворий.

      В то же время огромный потенциал Дагестана в плане развития тепличного овощеводства все еще не реализован в должной мере. К примеру, в прошлом году в России введено 160 га теплиц. Доля нашей республики – лишь 1 гектар. В текущем году планируется запуск порядка 180 га крытых огородов, 5,5 из которых – в Дагестане, это опять же вклад «Югагрохолдинга» как результат успешных усилий инвестора – депутата Народного Собрания РД Абдурахмана Камилова. Есть еще несколько подобных реализуемых проектов, и все. И это при том, что средняя обеспеченность овощами закрытого грунта в стране только 46%, а в республике и вовсе 38%. Сегодня площадь современных технологичных теплиц в регионе едва превышает 10 га, что, конечно же, говорит о низком уровне технологичности в этой сфере.

      Минсельхоз России при учете самообеспеченности не берет в расчет произведенные в ЛПХ овощи. Поэтому 14 тысяч тонн овощей, собранных в теплицах Дагестана в прошлом году, – цифра, которую, безусловно, можно оспорить, в реальности она выше. Проблема в том, что и в этом случае мы не дотягиваем до показателя, при котором внутренние потребности региона были бы полностью обеспечены. Речь идет о 400 га теплиц, необходимых республике.
      Добавлю: в прошлом году в Россию было завезено порядка 500 тысяч тонн томатов. Поэтому есть все предпосылки к занятию выгодных позиций на рынке тепличного овощеводства. Нужно активно работать над привлечением в эту сферу инвестиций, без которых не будет прогресса.
      – То есть куда большие надежды возлагаются на инвестиции?
      – Безусловно, ведь без пробуждения инвестиционного начала нам не решить ворох проблем, накопившихся в АПК. Во всех отраслях актуален вопрос технико-технологической модернизации, поскольку все активы устарели, аграрии не в состоянии выполнять элементарный набор агроприемов в сроки. Неправильно перекладывать все это на плечи государства. Выход – участие частного капитала. Опыт реализации проекта компании «Югагрохолдинг» подтверждает правильный выбор такого пути.
      – Для тепличников сегодня действует федеральная поддержка в виде возмещения 20% прямых затрат, но есть ряд барьеров, препятствующих ее получению…
      – Согласен. К примеру, площадь теплицы должна составлять не менее 3 га, что является завышенным порогом с учетом капиталоемкости этого вида агробизнеса. Здесь необходимо задуматься над снижением планки, дифференцировать ее по регионам. Представьте: один гектар современной теплицы обходится в 60-150 млн рублей. Сумма внушительная, и мало кто может себе ее позволить. И если бы поддерживались реальные проекты, пусть и небольшие по объемам площадей, но планирующие современное производство, отрасль развивалась бы куда активнее. Ведь с учетом наших реалий понимаешь, что больше жизнеспособны малые предприятия, отличающиеся гибкостью и маневренностью.
      – Говоря «реальные проекты», вы подразумеваете отсутствие таковых или их нехватку?
      – Конечно, нехватку. Много перспективных идей, но и сомнительных хватает. Государство заинтересуют, потребуют железных гарантий, обеспеченности инфраструктурой, а как до дела доходит – в кусты.
      – Но и другой сценарий не редкость, это когда в кусты до определенного момента «сценарист» не прячется, но бурную деятельность развивает лишь на бумажном поле…
      – А на поверку – хозяин асфальтовых гектаров. Печально, но факт. Тут необходим жесточайший контроль за исполнением обязательств, взятых на себя бюджетополучателем. Важно тщательнее подходить к рассмотрению заявленных целей и намерений. К примеру, если такой подход внедрить при конкурсном отборе участников программы создания семейных животноводческих фермерских хозяйств, станет больше образцовых малых ферм.
      – Итак, господдержка, инвестиции и современные технологии – три кита для АПК?
      – Если бы. Пусть это парадоксально прозвучит, но не все упирается в «деньги дай». Вклад науки, образования, подготовка кадров не менее важны. В большинстве направлений агропроизводства насчитываем штучных специалистов. Да и те – люди немолодые. Так что импортируем не только продукцию, но и консультантов в ряде случаев «арендуем» за рубежом. Поэтому мы планируем создать на базе «Югагрохолдинга» центр, специализирующийся на взращивании молодых кадров в области тепличного овощеводства.
      – Тогда так: плюсуем к перечисленному грамотных специалистов, и агрокомплекс процветает?
      – Я бы не стал все сводить к простейшему решению. В сельском хозяйстве не бывает простых и легких путей, требуется работа по всем направлениям. Причем на постоянной основе.
      Безусловно, есть позитивные тенденции в развитии отрасли, но накопившиеся проблемы – наследие десятилетий упадка, так что в одночасье их не решить. Мы говорим о комплексе направлений АПК, где у республики есть нереализованный потенциал: тепличное овощеводство, садоводство, мясное скотоводство и так далее. Тревожит, что происходит снижение технологичности агропроизводства, что говорит о необходимости коренного обновления машинно-тракторного парка, укрепления кадровой составляющей, выделения реальной и существенной господдержки, применения современных агроприемов, бережного отношения к земле… Это далеко не полный перечень задач, стоящих на пути динамичного развития АПК.
      – В неэффективном использовании земель чья, на ваш взгляд, вина существеннее: государства, в чьи интересы входит защита сельхозугодий, или же нерадивого фермера, превращающего экономически выгодную площадь в застройку или свалку?
      – Тут равная доля ответственности. Одно дело, когда человек упрямо не желает трудиться. У тех, кто взял землю «на всякий случай», нужно ее отбирать, тут без вариантов. Но что если человек не может себе позволить работать на земле по причине отсутствия техники, к примеру, или различных преград, создаваемых искусственно или по причине усложненности доступа к господдержке? Может государство тут подсобить? Может и должно.
      Другой момент: земля работает, государство довольно. Но срок аренды заканчивается, арендодатель приходит на участок, а тот захламлен. Тут вина местной власти столь же очевидна, сколь очевидно хамское отношение землепользователя к ресурсам. Поэтому изначально необходимо жестко оговаривать правила игры: побросал на участке мусор, довел его до неприглядного вида – будь добр, отвечай. Накажут одного – уверен, другим неповадно будет. Так что если абстрагироваться от куначеских отношений в земельных вопросах, можно будет проблему закрыть.
      – Поговорим о логистике и переработке. Урожайность в большинстве отраслей растет, и это здорово. В то же время производители поднимают вопросы отдаленности, а порой и недоступности предприятий переработки, отсутствия хранилищ. Банальное упущение?
      – Не иначе. Но эта проблема не из категории неразрешимых, как, впрочем, и все остальные. Пример: при кажущемся обилии производимых плодов Дагестан покрывает свои внутренние потребности всего на 43%. Поэтому развитие садоводства выступает одним из главных направлений аграрной политики. Как результат – заметный прирост площади закладываемых садов. Но посадка садов – не самоцель. Задача в том, чтобы обеспечить поступление на стол потребителя качественных фруктов в течение всего года. Для этого необходимо строительство фруктохранилищ и других объектов логистики. За последние 7 лет мы посадили только интенсивных садов 1500 га, а фруктохранилищ с регулируемой газовой средой – ни одного, если не считать недостаточно высокотехнологичное хранилище на 1100 тонн в Кайтагском районе. Поэтому параллельно с закладкой садов важно строить хранилища, иначе нет смысла делать акцент на расширении закладок вовсе, поскольку во внесезонье будем вынуждены завозить продукцию вместо того, чтобы самим выступать в роли поставщиков.
      За поиском грамотного и эффективного опыта идти далеко не нужно: в Кабардино-Балкарии успешно решили проблему фруктохранилищ, в Астраханской области – овощехранилищ, в Ставропольском крае – развития промышленных теплиц. В ряде других регионов параллельно с урожайностью растет и формируется агрологистика рынка. Смогли они – получится и у нас.
      – И в заключение…
      – У академика Прянишникова есть такое выражение: «Недостаток знаний нельзя дополнить избытком удобрений». Сегодня нужно масштабно заняться элементарным агропросветительством, ликбезом, если хотите. Беспокоит, что не только из практики, но даже из оборота ушли такие базовые понятия, как система земледелия, вытекающие отсюда севооборот, оптимальные сроки выполнения агроопераций, инновации, районированные сорта, соблюдение установленных норм содержания и кормления скота – все те ценности, без опоры на которые никакие размеры и формы бюджетной поддержки не дадут результата. Для реализации всего этого требуются профессиональные кадры.
      Тогда и богатый ресурсный потенциал будет реализован и отразится в реальных результатах – Дагестан станет серьезным игроком на отечественном рынке сельхозпродукции.
      И главное: вопросы развития АПК – базовые для нашей страны. Все, о чем мы говорим, – вопросы государственной важности, и никакого пафоса и напыщенной весомости здесь нет. А значит, к их решению подход нужен соответствующий – системный, с упором на улучшение научно-инновационного и кадрового обеспечения отрасли.
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот

      Но сначала проект должен пройти апробацию в Астраханской области.
      Администрация этого региона занялась продвижением проекта китайского инвестора после того, как в Воронеже прошло совещание по вопросам сельского хозяйства с участием Владимира Путина. На этом совещании была поставлена задача увеличить площади теплиц в стране в 10 раз.
      На данный момент, по сведениям гендиректора Саратовской региональной ассоциации экспортеров САРЭКС Михаила Якубова, астраханские власти подали заявку в специальную комиссию при правительстве РФ на квоту для китайских рабочих в количестве 100 человек. Помимо привлечения иностранной рабочей силы предусмотрены рабочие места и для местного населения. Всего проект подразумевает строительство 200 га теплиц, координатором выступил астраханский член САРЭКС – компания «Агротехстрой».
      По информации Михаила Якубова, инвестор настроен поработать и на Саратовщине, если адаптация бизнеса в Астраханской области пойдет успешно. В таком случае площадь тепличного комплекса региона (сейчас порядка 100 га) существенно увеличится.
       
      Справка. Ассоциация «Сарэкс» создана в 2001 году, объединяет в своих рядах порядка 30 предприятий и организаций, имеет своих представителей в Москве, Ташкенте, Алматы, Ашхабаде, Дубае, Пекине, Тегеране, Тунисе, Дамаске. Приоритет отдается рынкам СНГ, Азии, Африки, арабских стран Ближнего и Среднего Востока.
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот
      Губернатор региона отметил необходимость расширения линейки выращиваемой продукции и развития садоводства
      Тепличный комплекс на 50 га будет построен в Астраханской области, его ввод в эксплуатацию позволит региону круглогодично выращивать овощи и ягоды, сообщил в понедельник губернатор Александр Жилкин. "Это будет крупнейший тепличный комплекс в регионе, он будет построен в микрорайоне Бабаевского на 50 га, из них 10 га будут запущены к ноябрю 2018 года. В Сочи (на инвестфоруме в 2018 году) будет подписано соглашение по данному проекту о взаимодействии с органами власти, компанией "Лукойл", у которой данный комплекс будет потреблять, в частности, энергию. Основного инвестора пока не называем, но инвестиции будут большие. Там будут выращивать томаты, огурцы, цветы, ягоды", - сказал Жилкин.
      Он также отметил, что этот год для аграриев региона был удачным - по итогам года будет собрано 1,7 млн тонн плодоовощной продукции, тогда как в прошлом году было собрано 1,5 млн тонн. При этом Жилкин обратил внимание, что необходимо расширять линейку выращиваемой продукции, активнее развивать садоводство, выращивать виноград и ягоды.
      "Спрос есть по всем направлениям (сельского хозяйства). Третий год подряд область экспортирует сельхозпродукцию, причем не только традиционную - рыбное филе и икру. Мы стали экспортировать в том числе животноводческую продукцию - крупный рогатый скот, овец. Сейчас надо выйти на более ощутимые объемы по садам, по виноградникам и ягодным культурам, в частности по клубнике", - добавил Жилкин.
      Сельское хозяйство является одной из стратегических отраслей Астраханской области, в регионе работают около 150 сельхозпредприятий, около 3 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств, 14 овощеперерабатывающих предприятий. Климатические условия - преимущественно теплые весна и осень, жаркое лето - позволяют фермерам региона собирать урожай некоторых культур вплоть до ноября. Астраханские фермеры в прошлом году собрали 1,5 млн тонн растениеводческой продукции (в 2015 году - 1,4 млн тонн).
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот
       

      © Александр Рюмин/ТАСС Тепличный комплекс в Сосногорском районе Республики Коми, который планируют в ближайшее время построить региональные власти и группа компаний "Ренова", планируется возводить в несколько этапов.
      Первоначально это комплекс на 10 га, который на четверть закроет потребность жителей региона в овощах закрытого грунта. Об этом рассказал в интервью ТАСС во время Российского инвестиционного форума в Сочи - 2017 глава Республики Коми Сергей Гапликов.
      "Сегодня мы подписали соглашение c "Реновой" по тепличному комплексу. Рассматривали его несколько месяцев, обсуждали параметры, где его лучше разместить. Компания приняла решение строить рядом с Сосногорской ТЭЦ, избыток тепловой энергии которой можно было бы направить на теплицы, что позволит сократить издержки. Проект большой, в несколько этапов, на первоначальном этапе планируется комплекс на 10 га", - рассказал Гапликов.
      По его словам, на данный момент рабочая группа изучает параметры проекта, как только выйдет на окончательные расчеты, то приступит к оформлению необходимых документов.
      Руководитель региона добавил, что на сегодня в Коми только одна компания занимается производством овощей закрытого грунта - это совхоз "Пригородный", который выращивает примерно 3 тыс. тонн овощей в год, что составляет 12% от потребности населения. "Честно говоря, 10 га (первоначальный проект "Реновы" в Сосногорске) не удовлетворят наши потребности, это закроет их примерно на 25-27%. В перспективе нам потребуется еще ряд такого рода предприятий, которые у нас уже в разработке. Это проект тепличного комплекса на территории моногорода Емва, там 33 га, он будет давать в конечном итоге 29 тыс. тонн. Совместно все проекты смогут дать до 85% продукции от потребности в овощах для нашего региона", - сказал Гапликов.
      Он отметил, что заявленные в 2016 году амбициозные проекты в агропромышленном комплексе Коми - тепличный комплекс в моногороде Емва ценой в 9,5 млрд рублей и агрогородок в моногороде Жешарт ценой в 4,7 млрд рублей - находятся на стадии решения земельных вопросов. "Мы планируем, что за 2017 год новые инициативы, озвученные в 2016 году, получат реальное документальное подтверждение, предпроектные проработки, оформление соответствующих договорных отношений в части аренды, земельных участков", - сказал глава Коми.
      Российский инвестиционный форум проходит в Сочи 27-28 февраля. Его программа сконцентрирована на трех тематических блоках: "Новая региональная политика. Возможности для развития", "Повышая эффективность бизнеса. Возможности для роста" и "Реализуя проекты для жизни". ТАСС является генеральным информационным партнером и официальным фотохост-агентством форума.

      http://tass.ru/ekonomika/4055286
Пользовательский поиск





×
   Сайт работает на облачном сервере ispserver.ru