ЛиС ФИТО
Войти  
Подписка 0
Робот

Тематическая неделя – Нетепличные условия, или Как в Черноземье находят замену импортным овощам - Агентство Бизнес Информации - Черноземье

Оцените эту тему

1 сообщение в этой теме

49456.jpg

Порядка 80% овощей закрытого грунта, представленные на рынке России, - импортные. Введенное эмбарго обострило ситуацию: после установленного запрета пришлось менять поставщиков, при этом цены на привозные овощи значительно выросли в связи с валютными колебаниями, а качество упало. В Черноземье за последний год было анонсировано более 10 проектов строительства тепличных комплексов, инвесторов подстегнуло освобождение рынка от импорта и возросшее внимание властей к нехватке отечественных теплиц. Впрочем, некоторые из них до сих пор ожидают одобрения кредитных заявок. Эксперты и участники рынка отмечают, что резких изменений не стоит ожидать в ближайшие пару лет: как и любые проекты в сфере АПК, тепличные хозяйства сложны в реализации и несут определенные риски для инвесторов.

 

В России после введения продуктового эмбарго всплыл один из наиболее наболевших вопросов - острая нехватка отечественного производства овощей закрытого грунта. Так, по некоторым данным, импорт овощей может составить до 80% от общего потребления в некоторых регионах, при этом площадь теплиц в стране в последние несколько десятилетий не просто не увеличивалась – по сравнению с советскими временами она сократилась с 4,7 тыс. га до 2,9 тыс. га на начало 2014 года. Для сравнения: общая площадь круглогодичных теплиц в Голландии – порядка 10 тыс. га. Кстати, огромная часть тепличных площадей России морально устарели: в той же Европе теплицы, где овощи выращиваются грунтовым способом, считаются позавчерашним днем агротехники. Надо отметить, что глава Министерства сельского хозяйства России Александр Ткачев назвал продуктовое эмбарго «шансом изменить ситуацию к лучшему» и отметил, что в ближайшие три-пять лет России надо сосредоточиться на собственном производстве основных видом продуктов, в том числе тепличных овощей.

Ситуация для инвесторов сложилась как нельзя более благоприятная: текущая емкость российского рынка овощей защищенного грунта оценивается Минсельхозом в 1,64 млн тонн. К тому же аналитики отмечают рост стоимости на импортные овощи в связи с колебаниями курса валют и снижение качества ввозимой продукции.

 

Отметим, что летом Минсельхоз РФ отобрал 464 инвестпроекта в сфере агропромышленного комплекса, направленных на развитие импортозамещения, для которых потребуется более 265 миллиардов рублей кредитных средств. В их числе 49 новых тепличных проектов, реализация которых, по предварительным расчетам министерства, позволит увеличить площади защищенного грунта на 345 гектаров уже в течение 2015-2016 годов и заменить порядка 17% импортной продукции отечественными овощами (валовый сбор по этим проектам может составить 200-250 тыс. тонн).

 

Впрочем, по оценке гендиректора консалтинговой компании «Технологии роста» Тамары Решетниковой, в связи с введенным эмбарго и ростом цен на плодоовощную продукции за прошедший год отмечается и снижение спроса – в некоторых регионах России до 20%.

 

Черноземье обрастает

 

Что касается ЦЧР, то во многом на показателях потребления сказывается сезонность: в летне-осенний период рынок заполнен продукцией, выращенной в открытом грунте. По данным ООО «Овощи Черноземья», импорт свежих овощей в ЦЧР составляет 30%, а в зимнее-весенний период достигает 80%.

 

Надо отметить, что после введения эмбарго в регионах было заявлено большое количество проектов: инвесторы торопятся занять практически свободный рынок с гарантированным сбытом.

 

Так, в Семилукском районе Воронежской области ООО «Родина» заявляло о планах по строительству тепличного хозяйства 30 га стоимостью порядка 1,8 млрд рублей. ООО «Тепличный комплекс «Зеленая Верея» намерено к концу 2017 года построить в окрестностях села Масловка порядка 37 га теплиц по выращиваю огурцов стоимостью 11 млрд рублей.

 

В Орловской области летом текущего года ООО «Агропромышленная компания «Кумир» может вложить 3,8 млрд рублей в строительство 15 га теплиц и к 2018 году выйти на мощность производства 7,5 тыс. тонн овощей в год. Кроме того, на территории того же небольшого региона был анонсирован аналогичный проект московского ООО «Эко-продукт» (10 га теплиц мощностью 5 тыс. тонн томатов и огурцов в год).

 

Курское ООО «Тепличный комплекс «Агропарк» планирует в конце текущего года запустить в Глушковском районе 11 га теплиц мощностью 6,3 тыс. тонн овощей в год. Кстати, в компании отмечали, что девальвация национальной валюты привела к удорожанию проекта с 1,7 до 2 млрд рублей.

 

В Липецкой области продолжает наращивать мощности ООО «ТК Липецкагро»: после запуска в прошлом году в Данковском районе первой очереди теплиц стоимостью около 800 млн рублей, компания заявила о намерении достроить до конца 2016 года 34,5 га мощностью 22 тыс. тонн овощей в год. Летом текущего года компания анонсировала планы реализовать аналогичный проект в Чаплыгинском районе той же области. Впрочем, в компании указывали на возможные проблемы: для производства компании необходима порядка 40 мВатт электроэнергии, в то время как район готов предоставить только 14 мВатт.

 

Подобную проблему отмечало «кочующее» по районам Липецкой области ООО «Овощи Черноземья» (входит в ставропольский Агропромышленный холдинг «ЭКО-Культура»). Компания намеревается возвести порядка 50-60 га теплиц стоимостью до 12 млрд рублей, однако уже сменила площадку в Хлевенском районе, арендовав 196 га в Усманском районе. В качестве причины такой перемены в компании называли «неудовлетворительную инфраструктуру» предыдущей площадки и недостаточные мощности газоснабжения.

 

Единственный регион Черноземья, озаботившийся проблемой нехватки тепличных хозяйств до введения эмбарго, - Белгородская область. Выращивание овощей в закрытом грунте стало одним из приоритетных направлений развития регионального АПК. Власти заявляли о намерении к 2020 году увеличить региональное тепличное хозяйство до 500 га и обеспечить производство до 10% от потребляемого объема овощей закрытого грунта в России.

Надо отметить, что планы близки к реализации: по словам начальника управления по развитию потребительского рынка Владимира Зубова, регион полностью покрывает потребности своего рынка, тогда как раньше импорт томатов достигал 70%.

 

По данным консалтинговой компании «Технологии роста», на начало текущего года в Белгородской области в эксплуатации находилось порядка 44 га теплиц. Среди крупных проектов анонсировано строительство теплиц мощностью 37-39 тыс. тонн в год ООО «АгроМир» за 6,6 млрд рублей: осенью прошлого года проект был перезапущен именно в связи с введением продуктового эмбарго. В Грайворонском районе ООО «Белгородинвест-1» предполагает возвести 12,9 га теплиц мощностью 6,5 тыс. тонн овощей в год за 2,5 млрд рублей. ООО СХПК «Теплицы Белогорья» планирует освоить 20 га в поселке Разумное Белгородского района, вложив в проект 2,2 млрд рублей (летом текущего года компания также заявила об участии в строительстве тепличного хозяйства в орловском ИП «Зеленая роща» стоимостью 1 млрд рублей; впрочем, площади постройки не разглашались). В конце прошлого года ООО «Строительная корпорация «Гефест»» из Подмосковья заявило о намерении вложить 6,3 млрд рублей в строительство на территории Старооскольского городского округа комплекса площадью 30 га и мощностью 21 тыс. тонн в год с объемом вложений 6,3 млрд рублей.

 

По словам Тамары Решетниковой, в случае если все заявленные проекты будут реализованы, ЦФО (не включая Московскую область) будет полностью обеспечено овощами. «Крупным рынком остаются Москва и Московская область, их потребности очень сложно удовлетворить. Большинство региональных тепличных комплексов направляют свою продукцию именно в этот регион: обеспеченность овощами на этой территории минимальна, а платежеспособный спрос гораздо выше», - поясняет эксперт.

 

Банки притормозили планы

 

Впрочем, не все планы реализуются в полной мере. В начале года многие инвесторы столкнулись со сложностями в получении кредитов: на конец апреля руководство белгородского ООО «ТК Белгородагро» (аффилирована с ООО «ТК Липецкагро» в конце 2013 года заявляло о планах построить 37 га теплиц пятого поколения с технологией UltraClima в Старом Осколе, инвестировав 5,6 млрд рублей) все еще пыталось договориться с «Россельхозом» об условиях предоставления кредита под проект.

 

Это не единственный тепличный проект, который с трудом добивается финансирования: до сих пор не одобрена заявка на получение кредита ООО «Томат» по строительству тепличного комплекса в Богучарском районе Воронежской области площадью 36 га.

 

По прогнозам совладельца ООО «Овощи Черноземья» Андрея Петренко из заявленных проектов реализовано будет не более 10%. «Бизнес очень сложный. Полагаю, что в текущих условиях смогут выжить и реализовать планы только крупные агрохолдинги», - считает он.

 

Оценка Тамары Решетниковой еще более пессимистична: по ее словам, из поданных заявок на строительство тепличных комплексов банками на сегодняшний день одобряется только порядка 5%. «В этом вопросе необходимо государственное регулирование. Говорить о том, что нам необходимо наращивание тепличного производства, - правильно. Но сейчас важнее, чтобы власти оказали влияние на банки, чтобы выдавались так называемые «длинные» кредиты, ведь отрасль весьма проблемная и сроки окупаемости у нее колеблются около шести-восьми лет». Еще одна из тенденций финансирования тепличных проектов, выявленная Тамарой Решетниковой за последний год - увеличение проектного финансирования.

 

Надо отметить, что стоимость проектов выросла соразмерно росту стоимости валют, в связи с тем что большинство конструкций и оборудования, используемых при строительстве по-прежнему импортные.

 

«Есть производители оборудования и на территории России, - отмечает Тамара Решетникова, - но они не могут заменить импорт ни по объему производства, ни по качеству».

 

Согласен с ней и гендиректор ЗАО «Зеленая Верея» Юрий Демидов: «Мы планируем выращивать огурцы по голландским технологиям. Есть аналоги некоторого оборудования и отечественного производства, однако наши голландские партнеры сразу предупреждают, что не смогут отвечать за конечный результат при изменении технологий строительства. И мы в итоге оказываемся перед непростым решением: рисковать или заплатить больше».

 

Андрей Петренко отметил еще одну серьезную проблему для развития сегмента - острую нехватку специалистов тепличной отрасли. Впрочем, с ним не согласен Юрий Демидов. «На рынке труда сейчас наблюдается нехватка предложений, поэтому многие готовы перепрофилироваться и пройти обучение», - считает он и добавляет, что гораздо острее строит проблема сбыта готовой продукции. «Ритейлеры сейчас ведут очень жесткую политику и устанавливают свои цены, которые не всегда могут удовлетворить производителя. Это касается таких крупных сетевых компаний, как «Метро», «Лента», «Магнит».

 

Ни количества, ни качества

 

Еще одна серьезная проблема рынка - снижение качества тепличных овощей после смены поставщиков. «После изменения стоимости валют мы столкнулись с резким ростом цены на поставляемые овощи. Поэтому пришлось менять поставщиков, искать цену ниже, что, разумеется, сказалось на качестве», - комментирует Тамара Решетникова.

 

Впрочем, и до смены поставщиков качество продукции было не на самом высоком уровне. По результатам экспертизы импортных помидоров и огурцов, проведенной маркетинговой компанией «Технологии Роста» в 2014 году на базе Российского института потребительских испытаний (РИПИ) 80% продукции являлось опасной.

 

Все образцы были загрязнены пестицидами, причем часть обнаруженных веществ вовсе не регламентированы к применению для данных культур.

 

При этом вызывает сомнения, что отечественные овощи продемонстрируют лучшее качество. «Тепличный бизнес - это тоже бизнес. Чтобы снизить риски в виде болезней и увеличить валовое производство, необходимы пестициды, ядохимикаты. В России остается много грунтовых теплиц, и химические вещества постепенно копятся в почве, в результате каждый следующий урожай содержит все большее количество химикатов. У нас нет глобального и тотального контроля над содержанием вредных веществ. Роспотребнадзор в основном проверяет импортную продукцию, а отечественные овощи - фактически нет. К тому же официальные нормы у нас еще остались с советских времен, с тех пор появилась куча новых стимуляторов, пестицидов, которые там даже не упомянуты».

 

Ульяна Ларионова

 

Ссылка на источник

1 пользователю понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас
Войти  
Подписка 0


  • Похожие публикации

    • Автор: Робот
      Почему Ткачеву турецкие помидоры поперек горла
      Или как глава Минсельхоза заботится об одном отечественном производителе
      Антон Чаблин
      Группа компаний АО «Агрокомплекс имени Н.И. Ткачева», принадлежащая семье министра сельского хозяйства Александра Ткачева, за прошлый год увеличила земельный клин на 440 тысяч гектаров. И вошла в пятерку крупнейших землевладельцев страны. «Агрокомплекс» работает почти во всех аграрных отраслях, а с недавних пор застолбил место и в производстве тепличных овощей. Правда, развивать этот бизнес Ткачевы намерены уже не на Кубани — там семья министра уже заняла все, что могла.
      «Магнит» тоже строит теплицы
      Краснодарский край стал лидером по производству тепличных овощей среди регионов России, сообщила пресс-служба регионального правительства. В прошлом году на Кубани было выращено 88 тысяч тонн овощей (это около 6% от валового сбора в стране, который составил почти 1,6 млн. тонн), в том числе почти 58 тысяч тонн томатов и 26 тысяч тонн огурцов. Средняя урожайность составила 360 ц/га (при том, что овощи открытого грунта на Кубани демонстрируют втрое меньшую урожайность).
      С начала нынешнего года удалось собрать уже 19 тысяч тонн овощей закрытого грунта, что на 10% больше, чем было в аналогичном периоде прошлого года (впрочем, в целом по России рост куда больше — двукратный). По итогам года кубанский урожай планируют довести до 95 тысяч тонн.
      За последние пять лет на Кубани удалось почти вдвое увеличить площадь тепличных комплексов, которая составила более 200 гектаров. Лидером по вводу площадей оказалось ООО «Тепличный комплекс «Зеленая линия», который реализовал инвестпроект по строительству 83 гектаров теплиц в станице Пластуновской Динского района.
      По данным «Коммерсант-картотека», «Зеленая линия», возглавляемая Алексеем Пахоренко, принадлежит акционерному обществу «Тандер» (а оно, в свою очередь, обществу «Магнит» Сергея Галицкого).
      Судя по бухгалтерской отчетности компании, «тепличный» бизнес весьма выгоден: если в 2014 году выручка дочерней компании «Тандера» составила около 1,2 млрд. рублей, то в 2015 году — уже почти 2,9 миллиарда. Также чистая прибыль «Зеленой линии» выросла со 192 млн рублей в 2014 году до 836 миллионов по итогам 2015 года (более свежих данных еще нет). А в октябре прошлого года «Зеленая линия» объявила, что намерена инвестировать 1,8 млрд. рублей в строительство комплекса по выращиванию шампиньонов.
      Второй по значимости проект, по данным кубанского Минсельхоза, — это строительство 32 гектаров теплиц ООО «Овощи Краснодарского края». Эту компанию из Белореченского района возглавляет Александр Калужских, ее основными владельцами (с долей в уставном капитале по 37%), по данным «Коммерсант-картотеки», являются деловые партнеры Игорь Коркишко и Андрей Крайник. Тепличный комплекс стоимостью 3 млрд. рублей, где возможно выращивать 18 тысяч тонн томатов, огурцов, болгарского перца и баклажанов ежегодно, был введен в строй в январе 2015 года.
        Владельцы не раскрываются Третий по значимости «тепличный» проект — это комбинат «Белореченский» на площади 12 гектаров, построенный в Белореченском районе. Генеральным директором и единственным учредителем компании (с уставным капиталом почти 100 млн. рублей), согласно базе «Коммерсант-картотеки», является бизнесмен Аркадий Муравьев.
      Сфера его бизнес-интересов обширна: еще в 2002 году он создал стоматологическую клинику «Денталцентр» в Москве, затем занялся строительством жилья на Кубани. Но затем бизнесмен решил инвестировать в более рентабельную отрасль — аграрную. Он является совладельцем компании «Кольский продукт», которая намерена строить тепличный комбинат… в Мурманской области.
      Тем более любопытно, что среди лидеров в производстве тепличных овощей в Краснодарском крае почему-то нет аграрных предприятий, напрямую связанных с семьей министра сельского хозяйства России Александра Ткачева, бывшего кубанского губернатора.
      По итогам 2016 года, по данным консалтинговой компании BEFL, АО «Агрокомплекс имени Н. И. Ткачева» вошел в пятерку крупнейших землевладельцев страны, увеличив принадлежащей ему земельный клин на 440 тысяч гектаров (теперь он владеет 640 тысячами гектаров).
      Официально структура собственности «Агрокомплекса», как выяснила «Свободная пресса», не раскрывается. Вместе с тем, известно, что фирма является учредителем 27 действующих юридических лиц, причем в уставном капитале 11 Обществ его доля является 100%-ной. Самое крупное дочернее предприятие «Агрокомплекса» — это ООО «Парус Агро Групп», которое в апреле возглавил Валерий Топчиев. Уставный капитал компании составляет более 2,1 млрд. рублей, объем выручки по итогам 2015 года, по данным бухгалтерского отчета, — 27 млн. рублей, а чистая прибыль — 166 миллионов.
      Среди других крупных дочерних предприятий «Агрокомплекса» — Павловский сахарный завод в кубанской станице Атаманской (куплен в феврале 2016 года), «Кубанский бекон» из станицы Павловской, производящий свинину и мясные полуфабрикаты, молочный комплекс «Жуковский» в селе Летник Ростовской области.
      Есть в структуре «Агрокомплекса» также свекловодческое хозяйство «Тихорецкагроинвест», охотничье хозяйство «Кубань» и завод «Сыры Кубани» (оба — в станице выселки Выселковского района), торговые компании «ЛэндАгроГрупп» и «Кубань-2004»… И это, конечно, далеко не полный перечень дочерних предприятий. Управлением финансово-промышленной группой занимается ООО «Мингрельское», зарегистрированное в Краснодаре: его генеральным директоров в феврале нынешнего года стал Дмитрий Фетисов.
      Хинштейн против министра
      Хинштейн (ныне он работает уже не в парламенте, а в Росгвардии) на депутатских слушаниях потребовал от Александра Ткачева отчета о бизнесе его ближайших родственников. Не возникает ли «конфликт интересов» с учетом того, что члены семьи Ткачева занимаются крупным аграрным бизнесом, а он непосредственно эту отрасль экономики курирует.
      После этого в правительстве была создана комиссия, которая провела проверку, есть ли в деятельности министра «конфликт интересов». И в апреле вице-премьер Аркадий Дворкович заявил журналистам об итогах проверки: мол, никакого конфликта нет, так что Ткачев может работать спокойно. Кстати, именно незадолго до этого «Агрокомплекс» как раз завершил сделку по покупке Павловского сахарного завода…
      «Если я министр, это не значит, что они [родственники] должны этот бизнес продать. Это их жизнь, их судьба — целых поколений. Мой отец создавал это предприятие. Я считаю, что все нормально», — прокомментировал выводы комиссии сам Александр Ткачев.
      И действительно, судя по всем отчетам, у семьи министра все нормально: земельный клин прирастает, выручка растет, ширится спектр отраслей, в которых работает «Агрокомплекс». В их число попала и «тепличная»: еще в феврале прошлого года председатель совета директоров «Парус Агро Групп» Андрей Муравьев сообщил о планах строительства тепличного комплекса площадью 50 гектаров… в Красноярском крае.
      Партнером проекта должно стать российское подразделение энергетического гиганта ОАО «Э.ОН Россия»: принадлежащая ему Березовская ГРЭС будет поставлять тепло и углекислый газ, необходимый для выращивания овощей закрытого грунта. И уже сейчас строительство началось, до конца года должен быть сдан первый пусковой комплекс площадью 20 гектаров.
      Похоже, становится понятно, почему Александр Ткачев так истово ратует за то, чтобы запретить ввоз турецких помидоров в Россию. Объясняет он это заботой об отечественном производителе, который, дескать, не выдержит конкуренции. Забывая, впрочем, добавить, что речь идет о производителе вполне конкретном. О компаниях его семьи.
        С просьбой прокомментировать ситуацию, мы обратились к Илье Шуманову, заместителю генерального директора Transparency International Russia:
      — Вопрос наличия у министра сельского хозяйства Ткачева «конфликта интересов» уже давно вышел за пределы российского информационного поля. Имя Ткачева уже стало нарицательным, отождествляя собой пример того, что происходит, когда контролирующие органы сквозь пальцы смотрят на личную заинтересованность высокопоставленных чиновников.
      Должностные полномочия Ткачева имеют прямое отношение к агропромышленному рынку, на котором одну из лидирующим позиций занимает «Агрокомплекс», предприятие его семьи.
      Стремительный рост земельных активов у «Агрокомплекса» за последние несколько лет фактически закрепляет доминирующее положение этого предприятия на сельскохозяйственных рынках целого ряда регионов.
      Помимо этого, Ткачев является одним из ключевых лоббистов импортозамещения на рынке сельскохозяйственной продукции, фактически работая в интересах своей семейной кампании.
      Ссылка на источник
    • Автор: Робот

      © РИА Новости, Вадим Жернов 
      Что, если Россия не будет покупать помидоры?
      Гюнгёр Урас (Güngör Uras)
      В 2014 году из России прибыло 4,4 миллиона туристов. Наши доходы от туризма составили 3,4 миллиарда долларов. В 2015 году число посетителей насчитывало 3,6 миллиона, доходы от туризма — 2,5 миллиарда долларов. В 2016 году количество туристов снизилось до 866 тысяч, доходы от туризма — до 550 миллионов долларов.
      Сокращение числа российских туристов отразилось на валютных доходах страны.
      До введения эмбарго мы экспортировали в Россию 350 тысяч тонн помидоров в год. Годовой доход от этого экспорта был равен 195 миллионам долларов.
      Хорошо, если эмбарго на поставку помидоров будет снято. Если нет и запрет сохранится, наши производители и экспортеры немного огорчатся, но наши потери доходов от экспорта не сломят ни производителей, ни экспортеров. Эти потери валютных доходов не пошатнут экономику.
      Помидоры не сходят с первых строчек экономической повестки дня.
      В целом было признано, что помидоры — причина инфляции. Не заканчиваются разговоры о том, что на плантациях помидоры стоят три куруша (разменная монета Турции, равная одной сотой турецкой лиры — прим. пер.), а в магазине — пять курушей.
      Мы начали верить, что, когда Россия не покупает помидоры, производители находятся в растрепанных чувствах, доходы от экспорта существенно падают.
      Мы производим 12 миллионов тонн
      На производство помидоров влияют сезонные условия. Производители жалуются на низкую цену на плантациях, а потребители — на высокую цену в магазине.
      В совокупном экспорте свежих овощей и фруктов, а также в доходах от этого экспорта вес помидоров, которые идут в Россию, не так велик, чтобы пошатнуть экономику.
      В среднем в год мы экспортируем 3,5 миллиона тонн свежих овощей и фруктов. От этого экспорта мы получаем доход 2,5 миллиарда долларов.
      За год производится около 12 миллионов тонн помидоров. Половину этого объема составляют помидоры, которые на протяжении года выращиваются в теплицах и преимущественно потребляются в свежем виде.
      Треть производимых помидоров перерабатывается. 80% из них идет на изготовление томатной пасты, 15% — на консервирование, 5% — на производство кетчупа и томатного сока.
      Остальные восемь миллионов тонн помидоров во многом потребляются в свежем виде внутри страны.
      Экспорт — 543 тысячи тонн
      В 2015 году было экспортировано 543 тысячи тонн свежих помидоров. В 2016 году из-за российского эмбарго общий экспорт помидоров упал до 480 тысяч тонн.
      Доходы, получаемые от экспорта помидоров в разные страны, сократились с 297 миллионов долларов до 238 миллионов.
      Повторим, что до санкций в 2015 году мы экспортировали 350 тысяч тонн помидоров в Россию и получили доходы в размере 195 миллионов долларов.
      Именно столько мы потеряем, если вообще не сможем продавать помидоры в Россию.
      Экспорт помидоров важен, экспорт в Россию важен, но доля экспорта помидоров в общем объеме производства свежих овощей и фруктов и доходах от экспорта не так велика.
      Помидорный сектор Турции не обвалится, если так и не сможет продавать свою продукцию в Россию. В доходах от экспорта не будет большого снижения из-за того, что Россия не покупает помидоры.
      Производитель Grow Fide из Антальи Хасан Унал (Hasan Ünal) принес плохую новость. В январе и марте этого года из-за холодов оплодотворение тепличных помидоров было низким. И до тех пор пока не появятся полевые помидоры, цены будут расти, поскольку тепличное производство не может удовлетворить спрос.
      Беседа о помидорах, безусловно, продолжится… Неужели для нашего народа помидоры действительно стали незаменимым продуктом? И поэтому наш народ пребывает в поисках дешевых помидоров на протяжении 12 месяцев?
      Ссылка на источник
Пользовательский поиск